Альтернативная история AC #20

Под Полтавой

 

Наступила ночь, и весь небосвод был озарён блеском миллионов звёзд. Одному Богу известно, насколько далеки были светила от Земли, но, не смотря на расстояние, или малое, или большое, они видели, до мельчайших подробностей, как по обоим концам громадного поля расположились две могучие армии, два непримиримых соперника, каждая из них обладала чудовищными силами и желаньем уничтожить друг друга. Завтра, как сказал было один рекрут, на небеса отправятся «и наши и шведы» — кто с намотанными на штыки кишками, кто разорванный в клочья от попадания ядра или порохового заряда, а кто – наглотавшись по самые уши картечной дроби.

Ох, такая тишина может быть только перед бурей! Шагая мимо спавших на земле солдат и не слыша ни звука – словно кто-то укрыл всю Полтаву бесшумной и тягучей пеленой – я со страхом представлял, какого масштаба будет завтрашнее сражение. Каким грандиозным и одновременно ужасным. Такую, думал я, битву люди увидят ещё раз лишь тогда, когда на Землю обрушатся Ад и Рай, и на горе Армагеддон сойдутся их главные сил – Дьявол и Господь Бог.

— А шведы что? – услышал я откуда-то. Видимо, кому-то из солдат не спалось.

— Что-что? – переспросил второй солдат. – Говорят, прямо непобедимые твари.

— Эх, молодцы! – вмешался третий голос. – Пургу несёте! Да этих шведов я под Нарвой так гнал, что упаси их Господь мне ещё раз под руки подвернуться!

— Вот завтра и подвернутся.

— Ага. После нашей атака артиллерийской Карл ещё десяток раз покумекает, пускать свои войска в рукопашку, аль не пускать.

— Кто-кто? Карл?

— Ну, король шведский.

— Ааа.

Во тьме, окутавшей лагерь, не горело ни одного огня, кроме одного – штаба, где государь сейчас с воеводами обсуждал план предстоящей битвы. К штабу я и направлялся сейчас. Час назад я прибыл сюда, в действующее расположение войск под Полтавой, и был рад, что успел вовремя, потому что если бы я прибыл в лагерь немного позже, то царь, скорее всего, был уже мёртв. Но и в эту минуту нельзя медлить – ассассин не убит, а значит жизнь государя ещё под угрозой.

С детства я обладал хорошей интуицией. События будущего, как недалёкого и отдалённого, видел, как сказал бы мой отец, «как в воду». Интуиция меня никогда не подводила. И сейчас не подведёт. Приближаясь к штабу, я почуял неладное. И что меня рассекли розгами, если я ошибаюсь.

Когда я был уже у штаба – широкого и высокого шатра, за тканью которого горел огонь нескольких факелов и двигались тени – я услышал какой-то шум. Сначала топот копыт, потом быстрые шаги, а затем раздался чей-то голос: «Срочная депеша! Царю! В Москве учинён бунт! Пропустите!» Я увидел, как ко входу в шатёр подошёл какой-то высокий, долговязый человек – гонец, он только что прискакал. Трое рекрутов, охранявших вход, на самом деле пропустили посланника внутрь. Взгляд мой воспламенился.

Чтоб тебя! Нет! Нет!

Некогда, сказал я себе, некогда! И рванул что есть мочи к гонцу. Мои отличительные боевые навыки помогли мне обойтись без лишних разговоров с рекрутами – всех троих в мгновенье ока я уложил на лопатки. Я ворвался в шатёр и услышал тот же голос, голос гонца: «Государь, я…»

— Посланник – убийца! – выпалил я.

На миг я оказался ослеплён светом горящих факелов, но это мне не помешало. В белом пламени, разыгравшемся у меня во взоре, я заметил едва сверкнувший блик – это было лезвие клинка, тонкого и длинного, излюбленного оружия ассассинов. Только вот этот убийца неважный – слишком медленно он двигался, чтобы нанести удар или воспроизвести выстрел. Ассассин напряг мускулы, отвёт руку – да, теперь я видёл всё предельно ясно и чётко – и уже был готов вонзить в Петра клинок. Я схватил руку убийцу, другой уперся в горло. Не успев понять, что же произошло, из-за чего покушение провалилось, ассассин громко вскрикнул от боли – прицельным ударом я сломал сукину сыну руку, из-под рукава которой выскользнул клинок – и повалился на деревянный пол. Кажется, мерзавец сломал нос. Клинок, весело звеня, выпал из хитроумного механизма ассассина и оказался у ног государя, поблёскивая металлическим холодным цветом. Убийца попытался встать, но я, навалившись на него всем весом, вжал в спину колено и завёл его здоровую руку за голову. Сломанная рука больше никогда не двинется – таков мой удар.

— Моё имя – Владимир Крапов, государь! – сказал я, удерживая кряхтящего от злости ассассина. – Член Ордена святых. Прибыл в действующее расположение войск по вашему приказу.

Точно живая гора, Пётр подошёл ко мне, и на меня навалилась его исполинская тень. Теперь я мог спокойно взглянуть на царя. К этому времени в шатёр ворвались ещё рекруты (ведь внутри тоже были люди из охраны), а по всему помещению раздался дружный звон выскакивающих из ножен сабель – воеводы были готов вступить в бой. Немного припозднились.

— Государь, вы в опасности! – услышал я голос за спиной и почувствовал наставленное в затылок тяжёлое дуло мушкета. На секунду я вообразил, какое же жалкое буду представлять из себя зрелище, если этот недоумок (а он, видимо, из той троицы на входе) решит меня застрелить.

— Опусти ружьё, солдат! – прогремел государь. – Какого чёрта в штаб сумел пробраться убийца? Отвечай, сын собаки!

— Ну так, — замямлил рекрут, убрав от меня мушкет, — сказали, мол депеша. Мол, срочно к царю.

— Ты будешь так каждому верить, болван! Был приказ отдан – не впускать никого. Хоть чёрта, хоть кого! Пусть даже сам Антихрист припрётся! Вы – вон отсюда!

Рекрутов как небывало.

— Итак, — тон государя стал мягче. Он поднял с пола клинок, аккуратно, чтобы не порезаться – всё-таки ассассины умеют ковать хорошие лезвия, в этом никто с ними не может сравниться, даже Орден. – Шведы правы оказались. Решил Карл, значит, со мной нечестно поиграть. Кто таков будешь? – спросил Пётр у убийцы, а тот молчал и тупо глядел на возросшую над ним глыбу государя. И улыбался. В зубах ассассин что-то сжимал. Яд! Я свободной рукой быстро разжал убийце рот и вытащил изо рта маленькую стеклянную капсулу. В ней бултыхалась зелёного цвета жидкость. Это смертоносный яд, убивающий человека через один удар сердца. Был ассассин – да всплыл. Надо только сжать, разбить стекло да проглотить. Все ассассины перед заданием такую капсулу себе в рот кладут, потом, когда наступает момент разоблачения или облава, то глотают.

— Не смей! – сказал я и бросил капсулу наружу, в открытый вход.

— Чёрт бы вас подрал! – закричал ассассин по-немецки. – Чёрт! Чёрт! Чёрт!

После, как Пётр приказал рекрутам связать негодяя и бросить в угол, дожидаться допроса, мне рассказали, что перебежчики из шведской армии, офицеры не из самых последних чинов и рангов, доложили, будто Карл собирается устроить на Петра покушение, подослать наёмного убийцу. Не вняв донесениям, посчитав их ложным, государь всё же отправил личный приказ в Орден «прислать в ставку моих войск лучшего из бойцов». Тогда же главы моей организации получили известия, что Братство Ассассинов, древнее сообщество наёмных убийц из Палестины, решило восстать из мёртвых и возобновить своё кровавое ремесло. Целью Братства стала Россия. Решил, что «дело пустое», Орден получил приказ от государя. Тогда и было решено послать в Полтаву меня. И я успел.

В свою очередь я объяснил Петру, что покушение, совершённое сегодня, наверняка не последнее, что Карл не успокоиться – пока не умрёт – следующие убийцы вопрос только времени. Я также рассказал Петру про Братство Ассассинов, что оно почти как пятьсот лет умерло, что убийцы, стоявшие на счету в Братстве – лучшие из лучших (сегодняшний ассассин – далеко не самый хороший пример). Пётр решил допросить пленного. Им оказался Франциско де-Аудиторе, он получил приказ от Братства (имён не назвал, конечно же) убить Петра I – тем самым лишить русских главного шанса на победу. Франциско также пытался нас уверить, что путы для него нипочём и что статус пленника для него не конечный статус, на что Пётр уверил ассассина, что статус мертвеца для него уже недалёк.

— Эта битва – важнейшая в истории нашего государства, — говорил государь, и лицо его было мрачно, словно над ним сейчас разверзнуться тучи и зарокочут громовые раскаты. – Проиграем её – проиграем Северную войну. Это судьбоносное событие.

После объяснения тактики завтрашнего боя – она была похожа на тактику Дмитрия Донского при Куликовской баталии – Пётр приказал разойтись воеводам по своим полкам и ждать. На мой вопрос, что если шведы не пойдут вглубь и атака по флангам будет невозможно, государь ответил, что для таких ситуаций существует артиллерия и хорошая пехота.

Я остался в шатре для дальнейшей аудиенции с государём. Поручение, которое мне дал Пётр, было государственной важности. Слышать о нём не должен был никто. Пленника де-Аудиторе вскоре казнили. Он рассказал нам, всё что мог. Он был просто пешкой, не знавшей о нашем противнике ничего.

 

Над Полтавой нехотя вставало солнце, разливая по небу бледные краски, размывая ночь. А солдаты уже были готовы к бою. Кто стоял на передовой – молился. Кто в резерве – тоже. Я тоже ждал начала боя, но биться со шведами мне предстояло не на этом поле сражения. Я вдыхал свежий утренний воздух, зная, что очень скоро этот воздух перестанет быть свежим, он наполнится зловонием тысячи, если не миллиона трупов, и едким запахом гари. Полтавская земля до самого ада пропитается кровью и порохом.

Да поможет нам Господь!

Широкие ряды пехоты выстроились навстречу смерти. Вдалеке полтавского поля появились шведские войска. Грянул мощный залп. Битва началась.

Мне вручили самого быстрого и бесстрашного скакуна. В полку его звали Гришей. Сейчас Гриша опрометью мчался по усеянному ядрами и зарядами полю, прорывался сквозь дымовые завесы и клубы из взрытой взрывами земли и пыли. Я, оглушаемый канонадами артиллерийских залпов и выстрелов ружей, пытался не свалиться с коня и смотрел только вперёд. Я должен был пробраться в шведскую ставку и выполнить поручение Петра – убить короля Карла XII. «Я не Бог. Мы должны выиграть эту войну», — вспомнились мне последние слова государя.

Где-то поблизости прогремел взрыв, и меня окатила волна из рыхлой земли. Раздался выстрел. Гриша, рыкнув, повалился наземь.

Автор статьи: Акимов Валерий

Один комментарий к записи “Альтернативная история AC #20

  1. Pingback: Голосование «Альтернативная история» « Assassin's Creed 2, 3

Добавить комментарий