Альтернативная история AC #21

Убийца Убийц

Интересно, что может быть проще для человека моей профессии, чем отнять жизнь?

Столько времени прошло с момента моего становления, что к объектам моего профессионального внимания я отношусь уже не как к людям,  а скорее как к мясным породам лошадей, что очень любил мой дед.

Забавно, но многие осуждают мою работу – будто это аморально. Я же придерживаюсь мнения,  что я являюсь, так сказать, “санитаром городов”, очищая их от гнили изнутри. Конечно, не всегда мои клиенты выбирают мне жертву  сообразно добродетелям, но что уж поделать – такова специфика работы, и вообще — vita est plena iniquitate (жизнь полна несправедливости, прим. автора).

Думаю, излишне теперь говорить, кто же я такой.  Впрочем, обращаясь к галерке, полной недогадливых зевак  — я – один из лучших убийц, чьи услуги можно купить за галеоны, дукаты, сумы и золото.  Равных мне нету во всей Европе…   Разумеется, исключая небольшую группу людей —  ассасинов. Собственно, именно о них и пойдет речь.

Случилось  это приснопамятное событие  одним вечером. Я, как всегда, проводил время за чтением “Божественной комедии” Алигьери, как в дверь моего убежища особым образом постучал мой доверенный человек.

Не сказав не слова, тот вошел ко мне, протянул небольшой пакет, завернутый в коричневую материю, и сухо сказал:
— Очередной заказ, господин.

Жестом приказав ему удалится, я с, не скрою, немалым любопытством принялся распаковывать посылку.

В ней оказалось два письма и кошель с монетами.

В послании заказчик в деловых тонах описывал мою задачу – прибыть в Константинополь, найти некоего Эцио Аудиторе де Фиренце, убить его,  затем, спустя неделю, забрать свою награду в одном доходном доме Константинополя.

Сумма, указанная в контракте, поражала воображение.  Именно по этой причине, спустя несколько минут, я уже сидел в пароме…

_—_

Прибыв на место, я, как и любой другой убийца, занялся сбором информации.
Непосредственно об Эцио информации было очень мало – не брать же за оную слухи от простого люда, верно?

А вот о его целях (за щедрую пригоршню благородного металла) я узнал очень много – или, если быть до конца верным, достаточно для того, чтобы спланировать убийство.

Оказалось, что он отправляется в Константинополь (Масаиф, если быть точным)  для поиска утерянной библиотеки уничтоженного ордена ассасинов. Как мне подсказал один из византийцев, попасть туда сложно не только ввиду скрытности этого места, но и благодаря особой системе защиты, основанной на печатях-ключах. Вероятно, ассасины любили механические конструкции, раз в 1156 году смогли подобное возвести .

В любом случае, у Эцио  благородное желание. Сыграем на его букинистических пристрастиях позже.

Оставалось только дождаться мою цель…

Когда, наконец, запыхавшийся гонец принес весть о его прибытии, план был готов к исполнению.

Я, под видом некоего коллекционера сообщу (через сторонних людей) , что у меня есть несколько текстов из той библиотеки, и, что самое главное, у меня есть одна из печатей. Когда он выйдет на меня, я назначу встречу в небольшом домике за городом, который я недавно присмотрел и арендовал у тамошней четы потомственных кузнецов. Естественно, заметя все свои следы, чтобы тот не догадался о моих истинных мотивах.

{И, поверьте, самая моя большая ошибка была в том, что я искренне полагал Эцио искателем ценностей. А в нашей профессии ничего искренне делать нельзя.}

__—__

Первая фаза прошла успешно – Эцио заинтересовался моей персоной, и я уже готовился к встрече на базаре.

Я придумал себе обширную легенду —  и ее частью было мое якобы ужасное уродство лица в результате одной из моих охот за сокровищами. Чтобы этот “недостаток” скрыть,  я заказал у кузнеца красивую в своей грубости железную маску, которую решил не снимать до конца моего дела.

Я был уверен, что все пройдет как по маслу, поэтому,  в назначенное мною время я подошел к базару, в сопровождении нескольких ложных слуг, ища то укромное место, что было указано мною.

Люди были весьма удивлены моему внешнему виду, и в их глазах проскальзывал ужас, смешанный с отвращением. Даже стража старалась отвести от меня взор подальше.

Солнце уже садилось, и я уж было решил, что чем-то выдал себя, как вдруг, будто из тени, возник Эцио.

— Вы Эцио? — спросил я его, поманивая его поближе к себе.

Тот кивнул в знак согласия.

— Итак, я предлагаю провести сделку в одном домике близ Константинополя, на лошади это будет около 30 минут езды отсюда…- сказал я, тщетно пытаясь разглядеть его лицо. Увы, солнце все еще достаточно ярко светило за его спиной, чтобы пресечь такие попытки.

Тот продолжал молчать, так что тишину вновь пришлось нарушить мне.

— Сами видите, я в таком виде не хочу особо часто появляться на публике…Это будоражит умы простых людей…Что касаемо печати и текстов  — за них я хочу не так уж и много – дела у меня идут паршиво в последние дни… Как насчет десяти тысяч золотом?

Никогда не мог просечь, где проходит граница между вменяемой цифрой и спекуляцией, но, в этот раз, видимо, попал в точку.

Эцио некоторое время сверлил меня взглядом, затем сухо произнес:
— Согласен. Когда?

— Завтра вечером, когда зайдет солнце. И, прошу вас, приходите один. Не хочу афишировать свое присутствие, ибо, как я говорил, дела мои идут паршиво…

Эцио вновь кивнул, и быстро пошел прочь.

Это был успех. Конечно, импровизация была не очень, но он вроде согласился. Причудливый у него наряд, конечно.

Остается только ждать…
__—__

Нетерпеливо поигрывая монетой, я смотрел в окошко, ожидая наступления темноты. Воистину, это будет самое легкое задание – столько денег, да еще и такой маленькой кровью – никаких спектаклей, которые я разыгрывал с  братьями Пуатьё и Юлией Патти.

Пока я сидел, погруженный в размышления, сгустился мрак.

-Вот и развязка – прошептал я,  прислушиваясь к шуму за стенами.

Вскоре послышался топот копыт, а затем дверь ко мне в дом отворилась.

В лунном сиянии я узнал фигуру моей цели.

— Присаживайтесь, господин Эцио. – сказал я.

-Благодарю,- отрезал Эцио, выходя в центр комнаты,- я не устал.

-Как угодно,- проговорил я, — так что там с деньгами?
Эцио облокотился о стену, и, кинув мешочек мне на стол, заявил:

-Здесь десять тысяч золотом, можете не считать…  А теперь – где печать?

-О, она здесь, сейчас достану…- сказал я, доставая из мешка метательные ядовитые дротики и прикидывая, как метнуть их точнее всего.

Деньги уже мои, осталось только метнуть кинжал, яд довершит дело… Недогадливый же ты, Эцио…

Эту мысль додумал уже на ковре, с ощущением  боли в груди.

Ногой с разворота, или может быть кулаком, но так или иначе, Эцио зарядил мне прямо в солнечное сплетение. Благо, у меня под одеждой моя броня, но все же…  Чем же я себя выдал, а, Эцио?

Спектакль кончился, и пришло время говорить мечам.

Я вынул спрятанный меч из-за пазухи, Эцио последовал моему примеру.

Начался поединок. Словно два орла, сцепились мы в схватке. Несколькими финтами Эцио едва-едва не разоружил меня, и уж точно развеял первое впечатление о себе – он определенно не прост.

Но, так или иначе, любая битва заканчивается, рано или поздно, поздно или рано.

В пылу битвы мы вышли на улицу, и я, казалось бы, поставил Эцио в неудобное положение – позади него, в кузнице, все еще теплилось пламя, достаточное, чтобы вывести из строя.

Все, что мне мешало прицелиться и одним броском кинуть туда Эцио – чертова маска. Поэтому я решил компенсировать это яростным натиском на врага.

И это была главная ошибка. Я настолько разошелся, что, подловив меня на замахе, Эцио увернулся, вмиг оказался за моей спиной, и ударом  ноги отправил меня прямо в пламя кузни.

Трудно сказать, повезло мне, или же это была расплата за тот трюк с “медным быком” и Артуром Дольчетти, но так или иначе, я попал в доменную печь только лицом.

Думаю, вы понимаете, чем это было  чревато. Маска из прочного, но легкоплавкого металла тут же  буквально прикипела к моему лицу, вызвав невероятную боль и ожоги, которые чудом были совместимы с жизнью.

От боли я уже не понимал, что происходит, где я и что мне надо делать – я думал, что я уже умер и горю в аду. Не ожидал я и моего спасения моим же врагом сразу перед  тем,  как потерять сознание.

__—__

 

Пришел в себя я в неизвестном мне доме, в окружении куртизанок,  и не сразу понял, что связан полностью по рукам и ногам.

Рядом сидел Эцио, явно удовлетворенный.

Я ожидал расспросов, но тот явно не хотел начинать первым.

На лице моем будто прошлось стадо слонов  — адская боль ушла, но вместо нее пришла сухость и жар.

— Тот факт, что вы оставили меня в живых гласит о том, что вам от меня что-то нужно. –  простонал я, делая глубокий вдох.

Эцио вытащил из нагрудного кармана мой контракт и показательно кинул его в огонь.

-Полагаю, что этот контракт больше не ваш, — сказал Эцио, застегивая кармашек.

— Вы необычный человек, Эцио, следовательно,  привлекаете необычных людей… Кто же желает вашей смерти настолько, что готов заплатить бюджетом небольшого уезда? – спросил я.

Эцио несколько секунд сидел в нерешительности, затем произнес:
-Полагаю, я не сделаю хуже, если расскажу вам —  в конце концов, этот человек, хоть и косвенно, но является причиной вашего “уродства”…

-Да, знаю… В этот раз я весьма плохо сыграл “таинственного доброхота”, верно? Хотя идея с маской была неплоха.

Эцио поморщился, а затем саркастично усмехнулся.
— Если вы так считаете, то я очень рад. Теперь вам предстоит носить ее каждый день.

С этими словами он протянул мне зеркальце.

Действительно, сначала я не узнал себя – кожа вся обгорела, кое-где даже обуглилась. Скажу честно – в какой-то момент меня даже пробрала дрожь, настолько ужасное отражение глядело на меня из зеркальца.

По странному стечению обстоятельств, я не злился на Эцио. Лишь слабое недовольство зрело у меня в душе.

— Вы оставили меня в живых лишь для этого?

-Не совсем,- ответствовал Эцио, — но сначала все, что касается вашего контракта.

В течении полутора часа он посвящал меня в тайную подоплеку мировой закулисы:

Рассказал про ассасинов и тамплиеров; о Масаифе и Альтаире; О том, что на самом деле он ожидает увидеть в библиотеке ордена; и , наконец,  о моей роли во всем этом;

-… Вы были крайне изобретательны, если ,конечно, отбросить ваше легкомыслие,  в планировании моего убийства, а когда все пошло не по плану, целый час успешно отражали мои атаки, равных которым нету, пожалуй, нигде. И тот факт, что вы не сгорели…Словом, ордену ассасинов пригодилась бы ваша помощь.

— Я всегда думал, что он уничтожен, или, по крайней мере,  законсервирован настолько, что никаких новых членов не рекрутирует вообще.

-Почти. В свете ситуации на Святой Земле помощь такого умелого человека была бы очень кстати. Я усматриваю в нашей встрече десницу судьбы, как в древнегреческих комедиях…

-Для меня это больше трагикомедия. – перебил я Эцио, и принялся размышлять.

Где-то внутри меня, глубоко в душе всегда зрело убеждение, что моя работа – бессмысленна.

Я пытался себя обманывать, подводя ложные факты в качестве довода в споре с совестью, но теперь, кажется, смысла в этом не будет.

Я всегда побеждал – не сразу, но побеждал. Сейчас же настал проигрыш, который к тому же уничтожил меня не только морально, но и физически. Конечно, против ассасина я не имел ни единого шанса, и принять такое поражение не очень стыдно, но все же – может пора остановится?

— Я согласен, — ответил я, спустя несколько минут тягостного молчания, — единственное, я не очень понимаю смысл этой борьбы с тамплиерами – они хотят найти некий Великий Храм, может быть еще что-то, в итоге захватить мир… Но я не думаю, что их цель – убить всех людей. Может они не самые плохие люди, а ваша вражда не имеет смысла?

Эцио грозно посмотрел на меня, и бросил через плечо:

— Ты просто не видел того, что видел я.

И собрался уходить.

Вдогонку  я кинул ему лишь одну фразу:

— Может, развяжете меня?

Из коридора донеслось:

-Это ваш вступительный экзамен…
__—__

 

Кажется, это называется “внештатный агент” – я не стал ассасином в той мере, которой должен был – мне не раскрывали явки и квартиры, на связь я выходил через письма.

Но это не самое главное – в результате невероятных, поистине непостижимых приключений, я смог найти еще один вход в библиотеку – ассасины, хоть и мастера своего дела, но забыли одну вещь, которую всегда соблюдали их предки:” Никогда не делай в своем убежище один вход – ибо это будет ловушкой”.

Возможно, если читатель захочет, то я напишу про эти приключения. Сейчас же  я постараюсь быть краток.

Я смог добраться до библиотеки одним из запасных путей,  потратив на это все свои оставшиеся силы. Половину дня я изучал ее.

А вторую половину я носил туда каменное масло, чтобы сжечь все это место дотла.

Ошибкой было бы сказать, что люди не готовы узнать все это – просто они вряд ли смогут распорядится этими знаниями хоть с минимальной выгодой.

И хоть библиотека не сопротивлялась огню, все же две вещи не поддавались.

С первой я сделать ничего не могу – её найдут. А вот с яблоками… Их я взял себе. Не знаю, зачем, но уверен, в будущем я придумаю, что с ними сделать…

__—__

И вот теперь я сижу в своем доме, в богатстве и роскоши, и жду, кто же первый заявится ко мне с бутылкой отравленного вина. Ассасины? Тамплиеры? Или может сыновья Пуатьё?

Действительно, Эцио говорил правду: “ Такие как ты не проживут  старость – умрут от таких же убийц. Так что считай, что ты уже старик, и твои дни сочтены”

Ну что же – я последовал его совету. Живу теперь как затворник, скупая редкости.

Интересно, почему меня никто не остановил? Почему мне кажется, что внимание ассасинов и тамплиеров сдержала какая-то третья сторона?

К слову, по моим данным  Эцио теперь восстанавливает братство, попутно ища яблоки.

Нет, их я точно никому не отдам. Спрячу. А так как мне нужно спрятать их от человечества навсегда, то спрячу их на самом видном месте…

Похоже, и мне придется прибегнуть к помощи третьих сил.

Интересно, Николай все еще находится при дворе царя?

Автор статьи: Малков Михаил

Один комментарий к записи “Альтернативная история AC #21

  1. Pingback: Голосование «Альтернативная история» « Assassin's Creed 2, 3

Добавить комментарий