Конкурс «Ассассин в России» работа VaulovKos

assassins-creed-3.ru_konkurs-assassinvrossii

Предлагаем вашему внимание рассказ пользователя VaulovKos на тему “Ассассин в России”. Текст опубликован как в первоисточнике без изменений, дабы полностью передать впечатление о конкурсной работе.

-1-

Никогда счастье не ставило человека на такую высоту, чтобы он не нуждался в друге

 Сенека Луций

 15 августа 1769 года, в небольшом, но прекрасном городке Аяччо, что расположился на берегу живописной бухты острова Корсика, в семье небогатого дворянина родился мальчик, чье имя через несколько десятилетий стало самым известным в Европе – Наполеон Бонапарт.

Наполеон рос хлипким, и особо не чем, не выделяясь из других детей. Его часто дразнили из-за его роста, и он рос в ненависти ко всем, и постоянные набеги французов дали о себе знать.  Маленький мальчик зачастую видел убийства, разбои, насилия, и это отразилось на его психике. Уже с ранних лет Наполеон начал заикаться при малейшем страхе. Но вскоре это прошло.

Его отец Карло Буонапарте, чтобы прокормить свою семью  поступил на службу к французам. Но, увы, принес семье большое уважение, но не как не  богатство. И благодаря этому ему удалось добиться королевской стипендии для двух старших сыновей Жозефа и Наполеона. Жозеф готовился быть священником, но, а Наполеону была предназначена военная карьера.

В декабре 1778 года оба мальчика покинули Корсику и через пару месяцев были взяты в колледж в Отёне.   Хилый, маленький Наполеон был совсем один. Друзей у него не было. А все свое свободное время он читал книги в библиотеке при колледже. Это было небольшое помещение с множеством разных исторических книг. Уже тогда Наполеон полюбил Александра Великого и Юлия Цезаря. Видимо, с детства готовил себя в великие завоеватели. После занятий забившись куда-нибудь в уголок, он читал до ночи, а потом уставший отправлялся спать. И там дети над ним издевались, обзываясь и иногда избивая его, но он всегда лез в драку несмотря, количество его обидчиков.

Через год он поступил в кадетскую школу в Бриен-ле-Шато. Там та же история… Друзей нет, Наполеон, погрязший с головой в учебе, упорно сопротивляется судьбе и отправляет  свою работу на конкурс «Ожерелье Королевы». И совершенно неожиданно для него он одерживает победу и ожидает  карету для того чтобы отправиться в Парижскую Кадетскую Школу. И как раз с этого момента начинается наша история.

Солнце пробилось в окно комнатушки Наполеона. Он, подскочив с постели в пижаме выглянул в окно. Но безуспешно некого не было. Разочаровавшись, он оделся и вместе со всеми прошел в столовую. Там его уже успели зацепить несколько ребят.

— Эй «Корсиканец», — крикнул один из них.

— Это не твое дело… – но его было уже не остановить, он, уже сорвавшись со всех ног, бежал на обидчика, и, сбив его с ног, хорошенько зарядил ему в глаз, со всего маху. Парень что был с ним уже растворился в собравшиеся вокруг толпе. Из толпы вышла женщина и схватила Наполеона за плечо.

— Что ж ты творишь, — сказала она, с презрением смотря на него, — Ты опять за своё? Ну, сколько можно…?

— Ну… Я… Просто… – Наполеон, понурив голову, произнес, —  Извините но…

— Что… «НО»…

— Может… – произнес он, подняв голову, — Мне стоит пойти?

— ТЫ пойдешь… Но для начала у меня есть для тебя хорошая  новость…

— И какая же?

-Прибыла карета из Парижа и  извозчик готов отправляться в путь… Ты готов?

— Нет… Но я быстро соберу сумки и все.

— Хорошо я жду тебя

Ошарашенный этой новостью Наполеон выбежал из столовой, поднявшись по лестнице, он ворвался в свою комнату. Достал из старого комода сумку и скидал свои вещи, которых было очень мало. Несколько книг, мешочек с парой монет, небольшой сверток с одеждой и принадлежности к школе. Открыв шкаф, он достал потрепанный китель и фуражку, накинув их на себя, он пулей вылетел из комнаты.  Спустился вниз по лестнице, прокатившись на перилле, и по широкому, светлому коридору подошел к выходу, где его ждала воспитательница.

—  Я хотела бы тебя проводить.

— Я не буду против… Иначе я отсюда не выйду.

Она улыбнулась и не произнесла больше не слова молча, шла за, чуть ли не бегущем парнем.

Осень дала о себе знать. Листья опали,  птицы доклевывали ягоды, свисающие огромными гроздями.  Дороги превратились в черную кашицу, и ехать сейчас куда-то было совсем некстати.    Наполеон вышел на узкую тропинку, пропустив учителя вперед, а когда тропа стала шире, он подстроился рядом с ней.  Вскоре они подошли  к высокой железной изгороди, которую зачастую была заперта. Женщина сдвинула  мощную щеколду, и, открыв ключем замок, она, пропустив юношу, ушла, а он  вышел на каменную мостовую. Оглядевшись, он увидел необычайно красивую картину, длинная мостовая, плавно перетекающая в огромный мост, простирающийся над рекой Об. Обернувшись назад, он увидел большую черную карету с тройкой лошадей, не менее прекрасней, чем мостовая. Извозчик  поманил его к себе несколькими жестами, и мальчик направился к нему быстрым шагом.

— Ах, это ты тот победитель… Но я не думал что…

— Что…?

— Я представлял тебя другим… Ложи сумки суда…   (Извозчик указал кнутом на сундук под его сидением) Залазь…

Мальчик открыл дверь и сел на мягкое сиденье. Вместе с ним в карете был еще один мальчик, читающий книгу,  но Наполеон побоялся его и притворился спящем.

— Ну ладно… Хватит придуриваться… Как тебя зовут…?

— Наполеон Буонапарте… А тебя…?

— Жерар Дюрок. К вашим услугам.

— Что читаешь? – спросил Наполеон

— А это… «Рыцари креста» Занимательная книга… Хочешь почитать?

— О нет… Спасибо, но не хочется.

— Ну ладно… Не хочешь как хочешь.

Мальчики замолчали, Наполеон опрокинул голову  и, задумавшись, спросил:

— А куда ты едешь?

— В кадетскую школу в Париж…

— Не может быть и я туда. А ты не знаешь, когда мы туда приедем?

— Один момент, — Жерар открыл дверь, и высунулся от туда, спросив Извозчика:

— Как долго нам еще ехать…

— Надеюсь, этой ночью вы уже будете ночевать при дворе.

— О… Какая прекрасная новость спасибо…

— Всегда пожалуйста.

-Ну ты слышал, — сказал Жерар Наполеону, — А теперь вот посмотри, — он протянул небольшой лист бумаги. На нем был изображен наполеон. Длинные волосу, свисающие почти до плечей, мощные, четко выраженные скулы, тонкие губы, большие глаза, нос с горбинкой и короткая шея, будто она и вовсе отсутствует.

— Это же… Я… Не чего подобного я в жизни раньше не видел…

— Да… всего лишь клочок бумаги и немного черного мела и получился… Достаточно неплохой профиль.

— Спасибо…

Прошло несколько часов, карета остановилась. Дверь открылась и извозчик крикнул:

— Приехали, незабываем не чего… Выгружаемся.

Юноши ошарашены прохладным вечером немного разомкнулись, попрыгали, а Жерар даже пробежался.  На улицу вышла маленькая ростиком старушка, в старой поношенной полушубке.

— Пойдемте… Что как неродные.

Она развернулась и пошла в дом, мальчики последовали вовнутрь за ней. Большое и ярко освещенное помещение предстало пред Наполеоном. Чувства переполняли его. Он хотел было оглядеться, но тут его раздумья прервались, чьим-то голосом:

— Пройдемте Буонапарте. Я дам вам ваш ключ, — произнесла старушка встретившая его.

Они поднялись на третий этаж. Прошли по коридору и остановились у двери с табличкой «31».

– Эта ваша комната… А напротив библиотека… Думаю, она вам больше потребуется, чем другим.

Женщина открыла дверь, и они пошли в комнату.  Она зажгла подсвечник и удалилась из комнаты в сью же минуту. Тогда юноша и смог разглядеть свою комнату. Она не чем не отличалось от его предыдущий комнатушки. У стенки стояла кровать, возле нее небольшой столик. У окна стояло кресло,  напротив кресла небольшой котел. Возле двери стоял письменный стол и стул. Парень присел на кресло и устремил свой взгляд на луну. Она  такая же, как и он, одинока… Но как, же все-таки ему повезло…? А что будет завтра? Все тоже, что было и до того. Издевательства, драки, но когда, же все отстанут и он спокойно сможет закончить школу и идти в армию? «По жизни один», — подумал он и лег на постель… Перестав думать обо всем, он впал в глубокий сон.

Утром он проснулся от стука в дверь. Быстро встав с кровати, он посмотрел в окно, все было белым, вчерашней грязи не было, и он подумал, что все может быть хорошо и что еще не все потерянно. Он открыл дверь. Перед ним стояла та старушка, что встретила его вчера.

— Здравствуйте, — улыбнулся он.

— Здравствуй, здравствуй вот возьми это наша форма. Совершенно новая. Переодевайся и приходи в столовую. Она на первом этаже. Наверно ты проголодался в дороге.

— Я благодарен вам…

Женщина в ответ улыбнулась и удалилась. Наполеон надел новую форму. Эта была пошивка  из добротного материала… Красная, с черными пуговицами и лычками, не трудно предположить что фуражка, сапоги, перчатки и трость были черными.

Заправив кровать и оставив на ней трость и фуражку, он спустился вниз в столовую. Все смотрели на него как на чужого. Но к этому он уже привык. Он сел один вдали от всех спокойно поев, он отправился на занятия…

После нескольких уроков он совсем не устал. И немного полежав, он решил пойти в библиотеку. Наполеон вышел из комнаты, закрыв её он, направился в библиотеку. Пройдя немного  по коридору, он увидел дверь с надписью «bibliothèque» отпер дверь и вошел вовнутрь.

Это было огромное помещение с книгами. Шкафы были высотой по четыре пять метров. Пол был покрыт коврами, как и коридор, стены были поклеены обоями, а потолок просто побелен. Было светло, и юноша обратил внимание на окна. Это были большие прямоугольные ставни со стеклом, не чего не обычного, отделки не какой не было. Просто стекло, даже не штор, и не занавесок.

Мальчик набрал целую охапку книг, и в руки ему попалась книга «Рыцари креста». Он пролистал ее и заметил что в ней о много картинок с рыцарями в прочных доспехах и наоборот обычными, рабочими людьми, или со служителями государства. Его заинтересовала эта книга, и он решил взять её почитать.

Он вышел из комнаты и пошел  в свою комнату, думая, что сейчас он будет читать, и ни кто его не будет беспокоить. Но приблизившись к своей комнате Наполеон, услышал голос:

— Наполеоне Бонапарте… Ха… ха… Откуда же ты такой взялся… Корсиканец

Наполеон повернул голову и увидел группу парней, в центре стоял самый высокий и самый жилистый из всех кто был вместе с ним.

—  Знаешь… Меня просто выводят из себя такие ублюдки как ты, которые постоянно тыкают людей мордой в их недостатки… Я бы врезал тебе хорошенько не, будь я так занят…

— Оооо… У нашего мальчугана прорезался голос… Иди, зубри свои книженцы…

— Знаешь… Я еще в жизни чего-то добьюсь,  а ты как есть ублюдок. Так им и останешься, я все сказал…

Парень вынул из пояса еле заметный кинжал и двинулся на Бонапарта. Но из толпы кто-то выскочил и схватил его за руку, вырвав у него кинжал, это был Жерар

— Знаешь такую поговорку… Сила есть… Ума не надо… Но к твоему сведению тебе бы не помешало прочитать пару умных книг, — прошипел Жерар.

Он, было, замахнулся кулаком на Жерара, но тот подставил к горлу кинжал и очень медленно произнес:

— Ты же знаешь, что я могу это сделать, так что лучше выметайся отсюда. Да побыстрее.

Он отпустил парня и  повернулся, но Наполеона уже не было. Он повернулся обратно к хулиганам но, увы… Их не было тоже, а вслед он крикнул:

— Я с вами еще разберусь.

Не обратив внимания, на его слова он зашел в комнату к Наполеону и застал его лежащим на кровати, читающим книгу

— Здравствуй… Я слышал, что ты говорил… Ты сказал все правильно…

— Я знаю… Кстати… – Он посмотрел на парня, — О… Ты же… Жерар Дюрок… Если я не ошибаюсь. Художник.

— Да брось… Это просто… Одно из моих увлечений… Чем занимаешься?

— Я книгу читаю очень занимательная.

— Что за книга?

— «Рыцари креста»

— Аааа… Ты все-таки решился осилить её.  Она довольно интересная.

— Ага, но мне очень нравится, я бы присоединился к ним… У них четко определенные цели и наверняка дружелюбные намерения. Но это всего лишь сказки… Бред какого-нибудь писателя, и не более того.

— Но вот в этом, — он указал на Наполеона указательным пальцем, — я с тобой согласен.

— Присаживайся, —  сказал Наполеон, — У меня ведь никогда не было друзей.

Прошло два года, и наступил 1884 год. Зима. Выпускной. Вино рекой. Пошлые анекдоты. Пьяные и веселые юноши.

Но Наполеон и Жерар праздновали день своего расставания, ведь завтра Наполеон поступит на службу, а Жерар поедет в Милан, потом в Рим, после в Австрию, Польшу, потом еще куда-нибудь… Как он выразился: «Посмотреть мир, пока молодой». Он и Наполеону предлагал, но тот отказался, потому что не захотел терять год попросту. Выпив по бокалу вина, они пожали друг другу руки и разошлись. К Жерару подъехала карета, Он сел в нее и, отодвинув штору он увидел, как Наполеон растворился в саду в наступающей тьме ночи, и одно предложение разделило их обоих: «Поехали… к утру мы должны быть уже в Милане»

 

-2-

 

И холодное оружие согревает душу

Ара Багдасарян 

9 Февраля. 1785 год. Зима. Прошел ровно год с момента расставания. Никто не мог подумать, что пройдет год  и обедневший Жерар с парой монет в кошельке объявится во Франции в небольшом и бедном городке Осон, за двести километров от Парижа.

Уже полностью отчаявшись и проклиная себя за то, что он не пошел в армию сразу после выпуска из колледжа. Он зашел в придорожную таверну близ  города и взял себе несколько бутылок крепкого красного вина. Выпив бокал, второй, он почувствовал небольшой шторм у себя в голове и принялся за третий бокал. Но в этот момент к нему подсел мужчина и остановил его, нечайно разбив бокал.  Вокруг были слышны возгласы пьяниц, и даже переросло в драки.

— Должно быть, ты Жерар Кристофер Дюрок? – спросил спокойным голосом  мужчина.

— Да, это так…

— Я Альберт де Валуа ищу так сказать помощника по своим делам.

— Я согласен.

— Но вы, же даже не дослушали меня и не поняли, на что подписываетесь.

— Я все понял, я мог бы пойти служить, но потерял год на поиски, даже сам не зная кого.

— Но…

— Что… НО… Я согласен, сейчас мне нужны любые деньги…

— Ну рас так, тогда пойдем.

Дошло до драки стульями, но мужчины сидели посреди этой неразберихи и спокойно разговаривали. Но когда на них стали наподдать, тогда Альберт схватил Жерара за руку и потащил к выходу отбиваясь от буйных пьяниц.

Они вышли из таверны на мостовую выложенную булыжниками. Альберт отрыл конюшню, которая находилась за таверной, и вывел от туда двух жеребцов. Передав узду Жерару он с глубокой важностью посмотрев  на  Жерара который с легкостью запрыгнул на лошадь, он с некой колкостью в голосе произнес:

— Следуйте за мной, и не отставайте.

Грязный, очень маленький городок, поглощенный зимой. Много снега, заметенные крыши домов и башен, при пусть даже не большом ветре пушистый, холодный снег срывался с крыш и падал с огромной высоты на прохожих, попадая за шиворот теплых шуб. Прохожие, вздрагивая, могли выкрикнуть что-нибудь нецензурное.

Тем временем, наблюдая эту картину, Альберт и  Жерар спешились и отправились пешком до места их назначения. Перебежав дорогу, Жерар остановился и еще раз огляделся, вспоминая как они гуляли с его другом по Парижу и минуту их расставания. А что сейчас? Он такого же статуса как и был Наполеон. А может даже и опустился ниже. «Черт!», — прокричал он про себя и последовал дальше за Альбертом.

— Извините, друг мой но я вынужден завязать вам глаза. Повернитесь.

Жерар повиновался, а куда деваться. Широкий платок плотно закрыл глаза, немного сдавив голову.

— Пройдемте.

Альберт подхватил его под руку и повел вниз по ступенькам. Потом они вышли на ровное деревянное покрытие и прошли еще несколько шагов, после послышался стук в металлическую дверь и легкий скрип. Грубым и хрипливым голосом кто-то прокричал:

—  Входи… Альберт… Надеюсь, ты пришел не один.

Они продолжили идти, за ними захлопнулась дверь, и Альберт снял с него повязку.

Жерар  увидел, что это была небольшая, уютная  комнатка, с достаточно хорошим ремонтом. Снаружи что-то шумело, Вдруг заиграла музыка, и он услышал стук ног.

— Где я… Похоже на бордель

— О да… Вы угадали…  А я Аллир де Моле… Ваш работодатель

— Очень приятно… А я собственно Жерар Дюрок.

— Этого молодого человека вы знаете… – он указал на Альберта, —  А сейчас, пожалуй, давайте приступим к неотъемлемой части нашего с вами договора.

— Так, что же нужно делать?

— Я объясню, а сейчас давайте подпишем некоторые бумаги.

Мужчина указал  Жерару на стул, а сам подошел к книжному шкафу и достал от туда несколько бумаг, чернила и перо.

— Что это…

— Да так… Просто небольшие нюансы, которые хотелось бы разъяснить…

Аллир присел перед ним, придвигая к нему бумагу и перо. Жерар принялся читать документ, но не чего конкретного там не было, место жительства, имя, и роспись.

— А…? Всего-то, — удивился Жерар.

— Да всего лишь ваше имя и роспись.

— Секундочку… Насчет места жительства… Оно у меня отсутствует… Временно конечно…

— Ах… Как жаль может я могу помочь, — мужчина встал подошел к шкафу, к тому же где и хранились документы и достал от туда ключи.

— Вот это вам, — он протянул их Жерару.

— Спасибо но…

— Не чего особенного, просто небольшая квартира не подалеку, вот и все.

— Я закончил, — Жерар протянул документ Аллиру.

— Вы можете идти…

Аллир повернулся к Альберту, который стоял  у входа в комнату и наблюдая чтобы не кто не зашел:

— Проводи его до квартиры. И можете приступать…

Альберт кивнул, но Жерар явно чего-то недопонял и в полнейшем недоумении спросил Аллира:

— Приступать к чему?

— Ах… Совсем забыл сказать тебе. Вы вдвоем должны найти человека, пропавшего несколько дней. Он знает о планах Наполеона Буонапарте.

— Стоп… Стоп… А откуда вы знаете его.

— Не каких вопросов, Альберт тебе все объяснит,  — он снял с пояса мешочек с монетами и кинул их Жерару, — Думаю этого, на первое время будет достаточно… Чтобы ты не задавал лишних вопросов.

Жерар не ожидавший этого быстро и осторожно поймал их и прикрепил кошель к ремню.

— Пойдемте Жерар, сегодня нам предстоит выполнить много дел, — позвал его Альберт

Они вдвоем вышли на улицу по тому же туннелю, но теперь Альберт уже не завязывал глаз Жерару. Он вышли на площадь перед зданием, прошли несколько живописных кварталов и  были уже в богатом районе города Осон. Большие дома, украшенные фресками, памятники заметенные снегом. Кареты стояли, чуть ли не повядшие сугробах.  Перешли через мостовую, и подошли к огромному дому.

— Вот тут ты будешь жить. Пойдем, я тебе покажу твою квартиру.

Они открыли дверь, и поднялись на несколько этажей вверх. Прошли по коридору и уткнулись в дверь.

— Вот она, квартира двадцать шесть… Располагайся… Я приду через пару часов, и мы приступим к делам. Пока можешь поспать… И приведи себя в порядок.

Жерар вставил ключ и провернул его на один раз. Дверь отварилась, он зашел вовнутрь и огляделся. Две огромных комнаты, широкий коридор и спальня с большой кроватью ,предстали перед ним. Комнаты били большими, и просторными. Не теряя не секунды он пошел в спальню. Кровать стояла справа. Большое зеркало висело на стене рядом с ней. Там же и располагался небольшой журнальный столик.  Обои были белыми с золотистыми узорами.  На полу был постелен огромный турецкий ковер, как в принципе и во всех комнатах. С лева стоял письменный стол, и на его удивление там стояла ванна с водой. Он подошел к ней и опустил в нее руку. Но, только коснувшись воды, он сказу отдернул. Вода была горячая.

Скинув с себя одежду, он лег в воду,  и каждая клеточка его тела ощутила тепло. Он долго лежал в ванне не о чем не думая. Кто-то  положил мыло на край ванны, Жерар обернулся и увидел девушку, француженку.

Жерар закрывшись руками, вылез из ванны и закутался полотенцем, с ужасом смотря на нее. Девушка засмеялась и произнесла:

— Мсье… Вам, не мешало бы постричься, — она удалилась.

Жерар не мог противостоять ее красоте. Длинные ноги, прекрасная утонченная фигура, большие, карие глаза, распущенные волосы развивались при каждом её движении. На ней было одето длинное, темно-голубое платье. С белыми подшивками и рукавами.

Через пару секунд вернувшись со всеми принадлежностями, положила их на стол перед зеркалом и, отодвинув стул, позвала Жерара.  Он с неохотой подошел к ней. Ее мягкие руки плавно скользили по его лицу, и через час она закончила, и удалились, и, по-видимому, вовсе из дома.

Жерар посмотрел в зеркало и увидел в нем не путешествующего пьяницу. А знатного и высокого красавца… Дворянина. Обернувшись, он заметил, что ванна пуста и стояла уже у стены. А на стуле он увидел новую одежду и записку:

«Надеюсь, она вам подойдет… Обед в столовой…буду завтра…»

Подписи не было, но поняв, что это служанка он слегка улыбнулся, оделся и закрепив свой толстый кошелек, он направился на кухню. Поев он услышал стук в дверь, и умыв руки, он последовал к двери  чтобы открыть.

— Это я… Альберт открывай. Быстро.

Жерар поспешил открыть дверь и  на него упал раненный Альберт.

— Что…? Что с тобой?

— Жандармы… Они ранили меня в плечо.

Жерар расстегнул плащ и стянул с Альберта окровавленную рубаху. На его груди был порез от плеча и  почти до живота, глубиной примерно полтора сантиметра.

— Ужас… Подожди, где-то  тут  были нитка с иголкой и бутылка бурбона.

Жерар побежал на кухню и пошарив по ящикам он нашел небольшую шкатулку с ножницами нитками и тому подобное. Открыв ящик со спиртным он вытащил от туда бутылку бурбона, и по-видимому кто-то уже хорошенько к ней приложился. Он выбежав из столовой направился припеком   к   Альберту.

— Так… Сейчас будет немного больно… Но ты терпи.

— К черту терпение.

Жерар зажал пробку зубами и потянул. Бутылка открылась с характерным звуком.

— Терпи… – Жерар плеснул немного жидкости на рану.

— Аааа….

— Да пей ты… – Жерар воткнул бутылку в рот Альберта, — Пей… Полегчает…!

-Что…Что… Кажется я сейчас… В обморок упаду…

— Держись…! – прокричал Жерар, выдернув бутылку от Альберта. И сам  неплохо присосался, но немного выпив, он вернул спиртное раненому.

Жерар принялся зашивать рану. Игла с легкостью проходила сквозь мясо и кожу Альберта и вскоре Жерар выхватив бутылку, сперва отхлебнул сам, а после налил бурбона на рану.

— Полегче, твою ж налево…

— Подожди я схожу за бинтами.

— А куда я могу деться…

Жерар сходил в столовую за бинтами и вернулся обратно к Альберту.  Замотав грудь, он умыл Альберта и дал ему новую одежду. Уложив его на кровать, Жерар предложил выпить еще по не многу и отправляться в город на дело. Альберт согласился и немного полежав, он встал, пошевелил руками и заявил:

— Ха… Как новенький, даже двигаться могу… Ну ладно идем… Нам нужно зайти к оружейнику.

Они вышли из квартиры, спустились по лестнице и вышли на улицу. Две не чем не отличающихся персоны, шли в коричневых пальто, и черными шляпами, и такими же кожаными перчатками. По дороге Жерар спросил:

— Послушай… Зачем вам понадобился я… И тем более Наполеон.

— Ха… Ты же не знаешь! Все дело в яблоке. Мощный артефакт. Весь сыр бор  из-за него…  Всплыло в 1488 году и после 1506 снова растаяло в глубине веков, и недавно до нас дошла информация, что сейчас оно у рода Бонапартов. И оно нам очень нужно… А кто у нас лучший друг Наполеона… К которому вскоре оно достанется, ну а пока мы можем отследить это только с помощью тебя… Так что… Думаю я тебе все сказал.

— А кого мы ищем?

— Аллир сказал, что Жак де Рино перехватил почту Наполеона, и он знает кое-какую информацию по  его пребыванию. Но мы были заняты поиском тебя и потеряли его из виду. Но он нам так не чего и не сообщил.

— Вот…! Как все запутанно.

— Да… А ты что думал?

Они оба подошли к небольшому частному дому. Открыв калитку, Жерар пропустив Альберта прошли во двор. Альберт постучался в окно и оттуда выглянул старенький мужчина и отворил дверь.

— Вот это Жак?  —  спросил Жерар.

— Нет… Это наш местный оружейник… Мы пришли тебе подобрать арсенал.

Оружейник пригласил их войти в его лавку. Они с нетерпение вошли вовнутрь и увидели кучу разного оружия. Сабли, кинжалы, ножи, ружья, пистолеты, порох, все возможные доспехи,  как тяжелые так и легкие.

— Что вам предложить? – спросил старик.

Жерар стоял у стойки, разглядывая кремневые пистолеты.  После длительного и нудного  изучения, он, указав на шести зарядный пистолет с барабаном – револьвер, но, конечно же, примитивный. Старичок встал за стойку с оружием и сказал:

— Нет, что вы месье, я предложу вам за эту же цену два пистолета с ударно-кремневыми замками, да две кобуры, два мешочка пороху и мешочек пуль.

— Ну, хорошо убелили, беру. И еще бы мне не помешало кинжал.

— О кинжал это можно… – обернувшись, оружейник снял нож со стены, которая была полностью увешана саблями и тому подобным товаром, — Вот держи, — старик протянул ему кованый, стальной кинжал с черной матовой ручкой, в придачу дал еще черный кожаный чехол.

Оружейник складывал все на стойку за которой он стоял, накопилась уже приличная гора вещей, но почувствовав что-то Жерар захотел взять меч или что-то подобное, возможно ятаган или прочную турецкую саблю.

— Возможно, было бы не плохо саблю или ятаган. .

— К вашему сведению… Друг мой сабля и ятаган очень похожи… Но все-таки что вы хотите… Легкое орудие или все же более сокрушительное?

— Хотелось бы, что-нибудь более легкое.

— Тогда вам подойдет вот это… – старичок снял со стены тонкой и на вид не слишком тяжелый клинок. Блестящий клинок и золотистой ручкой и черные ножны, украшенные серебристыми узорами.

— Блестяще… Но вот у меня родилась мысль о доспехе. Не сильно тяжелый… Но тем не менее защищающем от глубоких порезах хотя бы.

— Постойте мсье… Я могу вам предложить,  — старичок продолжил шопотом, — пойдемте за мной…

-Альберт подожди здесь, я сейчас вернусь.

Старик открыл дверь за оружейной стойкой, он сказал, что она ведет в подвал, но он использует его как склад для хранение пороха, ружей и латных доспехов. Спустившись в подвал, Жерар не чего не обнаружил, кроме ящиков с порохом около лестницы, и повсюду разбросанных ружей.  Но старик, открыв еще одну дверь прямо около лестнице, прошел в небольшую комнату, которая была освещена дневным светом. Жерар прошел следом за оружейником. Слева на стене висело, что-то напоминающие ящики, прямоугольной формы. Посчитав их, старик открыл самый первый и указал на него левой рукой, после отошел, чтобы Жерар мог осмотреть его.  Но он сразу понравился Жерару, и он принялся надевать его.

Это был легкий кожаный доспех, состоящий из кожаного наруча, защитной пластины, на всю левую руку и небольшой части левого плеча. Кожаный наплечник нагрудник.  Наголенники, как изъяснил оружейник они уже были прикреплены  к отличным кожаным сапогам, которые были изготовлены из толстой и крепкой кожи, но тем не менее, они бы очень легкие и эластичные.

К доспехам прилагалась меховая жилетка, треуголка, кожаный меховой плащ и прочная накидка со всеми крепленьями, для того чтобы закрепить доспех.

Накидка представляла собой черный камзол, свисающий чуть ниже пояса, а сама накидка темно-синего цвета, плотно прилагающая к торсу, и свисала, с небольшим зазором до колен.

Оружейник помог закрепить доспехи и прикрепил плащ. Но в ящике осталось еще два неизвестных Жерару механизмов.

— Что это? – спросил Жерар.

— Ах… Совсем забыл… Это прятанное оружие. Клинки. Они позволяют поражать противника незаметно. Я слышал о способах убийства.

— О способах?

— Да именно. Цель можно поразить от куда угодно. Из повозки с чем-либо. Сидя на скамейке. Или с уступа… Но этот способ вы не сможете освоить.

— И почему же?

— Вы не обладаете акробатическими способностями. Но думаю другие элементы вы с легкостью сможете освоить.

Оружейник закрепил спрятанные клинки и начал объяснять Жерару, что к чему. Клинки на самом деле были очень функциональными. Если на левой руке клинок обладал способностью, можно выразится даже способностью холодного оружия. То на правой руке, клинок мог использоваться как холодное оружие, для чего надо всего лишь вытолкнуть его резким движением руки, а чтобы убрать обратно, нужно сделать тоже самое.  Еще его можно использоваться как огнестрельное оружия, точнее не сам клинок, а специальная лопасть, с уменьшенным механизмом ударно-кремневым замком, а чтобы стрельнуть нужно насыпать пороху на полку, вставить в дуло пулю и спустить курок. Ну и в принципе все.

После оружия оружейник закрепил доспехи, и дал в руки Жерару ремень и топорик, не очень большой, довольно легкий с длинной дубовой ручкой, покрытой лаком. Сам топорик был кованный и видимо уже во Франции. Белый метал, блистал на свету. Слева на ремне была небольшие кожаные ножны для лезвия топора. Жерар вставил в них топор и плотно затянул их ремешком на ножнах.

Они пошил наверх. Поднявшись по лестнице, они прошли в зал, где Стоял Альберт в ожидании Жерара и оружейника.

— Ого, го… Не чего себе. А драться ты умеешь?

Жерар молча, стал готовить свою экипировку. Он насадил на ремень несколько сумок с порохом, пулями и бинтами, саблю и кинжал. По верх этого он надел на себя толстые ремни под кобуру, и по совету оружейника, чтобы получше затянуть доспехи.

— Тяжеловато, — сказал Жерар, оборачиваясь к оружейнику.

-Пф…  А ты как хотел, думаю, через недельку другую привыкнешь и все нормально.

Жерар оставил на столе вместо оружия свой темно-коричневый плащ и мешочек с франками,  Алберт с Жерарам вышли из лавки и направились по занесенным снегом улицы в дом Жака де Рино.

— Кто  он? — спросил Жерар.

— Кто?

— Этот Жак?

— А… Это один из членов так называемого «Черного Кабинета», это что-то вроде почтальонов, но прежде чем доставить почту, они сначала вскроют и прочитают ее.

— Но причем здесь мой старый знакомый… Наполеон?

— Дело в том что Наполеон был замешан в заварушке с революцией, конечно же, с другими офицерами, но не у кого не чего не вышло,  переворота не случилось,  но тем не менее пятно на их репутации, хоть и не большое, но оно все равно осталось.

— Наполеон? В революции?

— Да… По словам тех кто учились раньше с тобой и Бонапартом, он очень сильно изменился, стал грубым и жестоким.

— Этого не может быть?! Наполеон!?

— Жерар… Я знаю не больше твоего, но скоро ты встретишься с ним лично и все узнаешь… А пока давай займемся делом.

Они подошли к небольшому дому.  Маленькие окошки были заколочены. Снег возле дома был не тронут, по нему долго не кто не ходил точно и не убирал. Печь не топилась.

— Дыма нет… И снег не тронут, — сказал Альберт, — Похоже, тут долг не кого не было.

— Груба сказано. Ну что может, посмотрим что внутри.

Они оба пошагали по глубокому снегу. Альберт открыл калитку, и они оба зашли в небольшой, огороженный двор. Собаки не было и они с легкостью проникли в дом. На удивление в дом был широкий, но обстановка шокировала. Мебель была перевернута вверх дном, шкафы опрокинуты, повсюду валялись листки, письма, документы. В помещении было темно, но от забитых окон все же падал свет, на письменный стол и портрет Жака на стене. Письменный стол. За которым, судя по всему часто любил сидеть Жак, погрязший с головой в работу, был не тронут, но все, же чернила были опрокинуты. И стол был весь изрезан. А посреди него была бумага в которую был воткнут окровавленный нож, а на бумаге лежал отрубленный палец, на ней корявым почерком было написано… «Девятипалый капитан».

— Ого… Да этот твой Жак… Полный садист… Отрубил палец командиру, — усмехнулся Жерар.

— Очень смешно… Ладно пошли.

— Постой… А как мы узнаем кого мы ищем?

— А вон… Там что? – Альберт указал пальцем на портрет, висящий  на стене, над столом Жака.

Жерар подошел и сорвал портрет с гвоздя. Картину и привел в действие спрятанный клинок и вырезал лицо Жака свернул часть холста, которую он вырезал и воткнул ее в ремень, около топорика.

— Идем, — позвал его Альберт.

— Ага… – Жерар кинул взгляд на стол и, встрепенувшись,  крикнул, — Аааа, пойдем скорее.

Они вышли из дома и снова пошли вдаль по белоснежно чистой улице.

— Ну и где нам его искать? – спросил Жерар, разворачивая свиток с картиной.

— В последние время Жандармия набирает свои обороты… И в рядах так называемой полиции, появляется достаточно много солдат, и капитаны могут позволить себе патрулировать Отен.

— И что? Что нам это дает?

— А это нам много чего дает!

— И что же?

— Ты можешь спросить кого-нибудь, или подслушать, или украсть документ ну или в крайнем случае избить.

— И что? А где мне начать поиски?

— Можешь начать поиски около,  Церкви де Курги к северо-востоку от сюда, я знаю что там частенько расхаживают эти злополучные… Жандармы, требуя деньги с задолжавших торговцев, надеюсь там, ты сможешь найти хотя бы одного их него капитана, или даже нескольких.

— А где мне тебя найти?

— Я буду в том борделе… И если что-то узнаешь то приходи туда.

— Хорошо… Но Жак если с ним что-нибудь случиться?

— Не суетись… Давай будем решать проблемы по мере их поступления, — с серьезностью заметил Альберт, — Ты понял меня?

— Да… Ясно я постараюсь.

— Прекрасно, а сейчас я пойду, а ты займись делом у нас мало времени.

Альберт перешел улицу и удалился вдалеке. Жерар последовал к месту, куда посоветовал обратиться Альберт. Он шел, наблюдая за людьми, за торговцами, он не видел не какой разницы. Между работягами и бродягами. Между детей и взрослых. Все равны. Но почему кому-то вздумалось взять в плен обычного мужчину, и он взял. Кому-то вздумалось убить, и он убил.

Лицо Жерара помрачнело и он, глубоко погрузившись в раздумья, прошел несколько кварталов, улиц, прибыл к месту, куда его послал Альберт. Но там он не чего не обнаружил кроме огромной толпы, бродяг и нескольких бушевавших пьяниц.

Но пройдясь по кварталу, он застал группу людей на конях, вооружившихся ружьями и мечами. Но их отличительной чертой были большие треуголки и болтающиеся сзади меховые плащи. Похоже, он одет в их стиле.

Они уже притесняли какого-то торговца, торговавший коврами и тканями.

— Ты…! Обещал деньги… Сегодня да к тому, же и все. Что опять пошло не так.

— Мсье, мсье… Я… Я… Я… Аааа… Сегодня не удачный день, — сказал тощий торговец, дрожащим голосом.

— А я говорю тебе, если ты не отдашь деньги завтра, то я обещаю тебе пулю в лоб, или отведу к своему капитану… Он как рас сейчас в не очень добром расположении духа… Ведь он лишился пальца, — окружающие его мужчины засмеялись, чем он был очень доволен и с ухмылкой на лице он продолжил слушать вопли торговца.

— Но… Но мсье…

-Ха… И что ты выберешь? Пулю или разъяренного капитана… А?

— Но завтра я не торгую, завтра я…

— Довольно… Твой выбор сделан, — спрыгнув с лошади, мужчина схватил торговца под руку и сказал сопровождавшим его мужчинам:

— Идите дальше, а я отведу его к капитану. Я не собираюсь решать сам, что с ним делать. Пускай он сам разбирается.

Мужчина повел торговца. А Жерар последовал за ним. Спокойно, размеренно стараясь не выдавать себя. Жерар держал дистанцию и сильно близко не подходил к стражнику, а просто держал его в поле зрения. И вскоре они подошли к небольшому зданию. Тут Жерар понял, что это и есть точка его назначения. С необыкновенной скоростью, Жерар подбежал к мужчине и вонзил клинок  ему прямо в сердце. Изо рта хлынула алая кровь, и глаза остекленели.

— Reposer en paix frere (Покойся с миром… Брат (Французский)

— Беги… И постарайся торговать в другом месте, — Жерар отцепил с ремня жертвы мешочек с деньгами.

Торговец посмотрел на него и, заикаясь, произнес:

— Но…Но…Но… Тут же… Слишком много мсье.

— Беги… И не оглядывайся. И не когда не кому не говори об этом. Запомни.

— Хо… Хорошо… Мсье огромное вам спасибо.

— Иди же!

Торговец со всех ног рванул по улице и вскоре и вовсе исчез из виду. А Жерар тем временем затащил тело за угол. И обыскав, его он нашел документы на имя Франсуа де Форж, одного из солдат полиции.

Постучав в дверь, он услышал скрежет стали, и грубый голос:

— Кто там?

— Франсуа… Франсуа де Форж.

— Ваши документы?

Жерар протянул караульному в окошко документы. После чего получил их назад. Окно захлопнулось, а дверь открылась. Он прошел во внутрь и увидел небольшой кабак. Где сидело множество людей, одетых абсолютно так же как и Жерар. Он прошел и сел на стул в компании мужчин. И случайно подслушал их разговор:

— Слышали?

— Что сказал кто-то из них.

— Капитан поймал шпиона, и говорят что он отрезал ему палец.

— Кто? Капитан?

— Да не он олух… Капитану.

— И что теперь с ним, — вмешался Жерар.

— Говорят, что его пытают сейчас в подсобке, — мужчина наклонился ближе к Жерару, — Очень жестоко пытают.

— И где? Эта подсобка?

— Вон она, — мужчина указал на дверь за барной стойкой, — Я сам лично слышал оттуда крики.

— Спасибо…

Жерар встал и тихим шагом направился к той двери. Но бояться было не чего. Кругом одни пьяницы, да и только. Он еще раз развернул холст и посмотрел на портрет. После снова убрал его и открыл дверь. Перед ним оказалось много бочек с вином, и Жак де Рино, сидящий на стуле связанный по рукам и ногам. И если не считать что у него не было левого уха, нескольких пальцев, то он был вполне даже здоровым и находился в сознании и даже ясном. Рядом с Жаком стоял капитан с замотанной левой рукой.

— Кто ты? – спросил капитан.

— Я тот, кто убьет тебя. За лишение свободы человека. Ни кто не может этого сделать. И даже ты.

— Ха… Ха… Ты еще смеешь мне противоречить, — он накинулся на Жерара с ножом. Но Жерар быстро привел в действие спрятанный клинок и ранил цель в правый бок, поразив печень. Капитан захрипел и упал без дыхания на деревянный пол.

Вдруг в комнату ворвался паренек и застал всю эту картину. Недолго думая, Жерар освободил Жака, разрезав веревки, и помог встать. Тем временем парень поднял жандармов. Казалось бы, они все были пьяны, но как только парень закричал, они подскочили, обнажив мечи, ну или клинки. Некоторые взяли себе на вооружение ружья или пистолеты. А кто вообще не соображал те вступили в бой в рукопашную.

— Разбей окно и уходи. Я задержу их. Приходи к Альберту сам знаешь куда.

Жак взяв стул разбил стекло и выбив раму, он вылез наружу и побежал. А Жерар достал топорик и полез в драку. Он наносил молниеносные удары, в голову или в важные органы, типа сердца или органов в брюшной части. Но поняв, что со всеми ему не справиться, он попытался сбежать через главный вход, но не смог, потому что количество противников удручало. Тогда он отбиваясь  попытался хоть на секунду сдержать натиск и выпрыгнуть в окно. Что собственно у него получилось. Поставив стул, он ни потеряв, ни секунды вылез в окно и растворился среди людей. Сквозь возгласы толпы он услышал, как в помещении раздался треск ломающегося дерева и крики пьяных людей. Но каково было из разочарования, когда они обнаружили в комнате лишь разбитое окно и бочки с вином.

А Жерар был уже по направлению в бордель где его ждали Альберт, Жак, Аллир и бокал красного сухого вина.

-3-

Предательство, разрушает надежду и веру, убивая любовь.

Леонид  Сухоруков

 

Вечер. 9 февраля. Все еще этот непонятный и длинный день, запутывающий в свои объятья из которых невозможно выпутаться. Словно паук, запутывающий свою добычу в сеть и медленно поедая.

Жерар шел в бордель, чтобы узнать следующие поручения Аллира и приступить к ним, не задумываясь не о чем, кроме достижения цели.

Вот уже показался тот злополучный потайной туннель, стук сапогов о мраморные ступеньки, скрип створок, звонкие стуки по дереву и наконец Жерар постучал в еще одну дверью.

— Кто там? – спросил,  судя по всему Альберт.

— Это я… Жерар… Открывай.

Дверь медленно отварилась. И оттуда показался Альберт, явно не трезвый.

— Да ты пьян! – начал Жерар.

Но Альберт, поднеся указательный палец к губам, и, то не сразу… А с нескольких попыток, продолжительно прошипел и еле-еле понятно сказал:

— Ну… Для начала присаживайся.

Жерар сел за стол, за которым были Жак и Аллир, он кивнул им и Альберт подвинул ему бокал вина. Не раздумывая, Жерар выпил его, и ему стало немного легче. В голову слегка ударила, и он стал общаться с Жаком:

— Ну…? Что там насчет Наполеона?

Но ответа не было слышно, Жак заместо слов передал Жерару письмо, где было написано:

 

«Дорогой сын.

  Я прошу тебя приехать к нам с отцом в Аяччо, он сейчас очень болен и хочет лично повидаться с тобой. У него есть для тебя небольшой презент, который предназначался для Жозефа. Но он давно не связывался с нами, и мы незнаем, что с ним и где он. Поэтому мы очень просим тебя приехать. Но денег у нас нет, сам понимаешь, и поэтому добирайся самостоятельно, извини, но и у тебя, наверно тоже нет. Но прошу тебя, выполни последнюю волю отца и приезжай, а то, небось, потом будет поздно!

С любовью мама »

— Ох… Да… Не повезло парню. Ну ладно что,  когда я должен сделать.

— После сегодня ты едешь в Марсель. Это примерно два дня езды, а двенадцатого числа сего месяца ты отправляешься в Аяччо вместе со своим старым приятелем. Оплатив проезд вам обоим.

— С чего вы взяли, что он бедствует.

— Знаешь с чего?

— И с чего же?

— Потому что он служит в армии и питается два раза в день хлебом и водой. Ну все… Думаю карета уже подошла, можешь идти. Но только по потайному ходу… Ясно? – Аллир, отцепив толстый кошель с пояса, и кинул их Жерару, — Это тебе на билет.

— Да мсье. Но…

— Понял… — Аллир сняв еще один такой  кошель с улыбкой крикнул Жерар, — Да я с тобой разорюсь!

Жерар  молча вышел на улицу и действительно, карета стояла перед входом в ожидании него. Он сел вовнутрь и увидел буханку хлеба, небольшой кусок сыра и бутылка красного вина. Поев и выпив вина, он на свое удивление быстро опьянел и, рухнув всем телом на кресло, он уснул, несмотря на то, что ему было очень не комфортно…

Он ехал два дня и две ночи, почти не  с кем не общаясь. Только изредка говорил с извозчиком. Но  это были не столь продолжительные разговоры.

Вот, наконец, солнечным утром карета остановилась, на набережной близ торгового порта. Это было прекрасное место. Каменная мостовая, была вымощена огромными булыжниками, пересекающая рыболовный и пассажирский порт. Жерар прошел по аллеи, засаженной лиственницами  до пассажирского порта. Там стояло все два корабля. Большой пятимачтовый корабль и маленький одномачтовый динги.

На его глубочайшие удивление около одноместного динги стоял Наполеон. В темно-зеленой форме и  высокой треугольной шляпе, упрашивая капитана динги отвести его на Корсику в бухту города Аяччо, но тот не соглашался. Жерар последовал по длинному деревянному мосту к своему старому другу. Встав слева от Наполеона, Жерар тихим голосом произнес:

— Что… Снова отшили?

—  Ага, совсем не везет… Bastardo (Ублюдок (Итальянский), — крикнул он в адрес капитана. Но обернувшись он увидел своего старого друга Жерара, — Оу… Жерар… Жерар Кристофер Дюрок. Ха… Не может быть!

— К вашим услугам Буонапарте.

— Просто Бонапарт.

— Ну и что ты собираешься делать? – спросил его Жерар.

— Я не знаю!

— А если я помогу тебе, ты обещаешь взять меня с собой на Корсику?

— Ты еще спрашиваешь, конечно, возьму.

— Ну, тогда пойдем со мной, — Жерар последовал к Пятимачтовый корабль. С черной палубой и белоснежными, словно снег парусами. Они подошли к кораблю. Около носа корабля большими резными буквами было написано названия корабля «Черный Левиафан». По мосткам спустился капитан судна и Жерар спросил его:

— Куда плывете?

— На Кипр мусье!

— А у меня есть просьба!

— И какая же?

Жерар обратился к Наполеону:

— Куда нам?

— В бухту города Аяччо, — с неуверенностью ответил Наполеон.

— Ну вот… – Жерар снова обернулся к капитану, — Ну… Сможете?

— Эмм… Понимаете мусье? – капитан заегозил. Но Жерар отцепил с пояса кошель полный золотых франков, — Конечно… Думаю, я могу вам помочь. Залазите. Ветер попутный… Через несколько дней мы будем в Аяччо.

Прошло два дня. Корабль причалил к живописной бухту города Аяччо. Капитан лично постелил мостки и Жерар с Наполеоном спустились по ним на деревянный мост.  Прошли по нему и вышли на прекрасную набережную города Аяччо. По аллеи набережной раскинулись цитрусовые деревья со спелыми плодами.

— Что это? – спросил Жерар, указывая на светло желтые плоды очень свежо пахнущие.

— Это лимон… Мерзкая штука… Не советую.

— Ладно, пойдем скорее, я должен увидеть отца.

— Ну, так в чем проблемы? Пойдем.

— Ага…Пошли тут не далеко.

Они пошли по аллеи, это была просто широкая, натоптанная тропинка.  По которой ходило много людей. А Наполеон  с Жераром шли по тропинке, разговаривая на разные темы. Наполеон забыл про отца, а Жерар забыл что он должен был добыть артефакт. Смеркалось. Но друзья возмещали пробел, в целый год. Наконец они подошли к особняку Бонапартов. Это был двухэтажный дом. Около него росла уже давно засохшая настурция и розы, находящиеся в таком же состоянии. А лужайка и кустарники находились в ужасном состоянии. Перед входом в дом стояли качели.  Наполеон постучал дверь и дернул ее за ручку. Она с легкостью отварилась. Он ворвался в дом и сразу же побежал в спальню родителей. Жерар рванул за ним.

В спальне его встретила мать.  Ее заплаканные глаза очень сильно врезались в память Наполеона, что он сам  в  тот  момент чуть не прослезился. Он подошел к кровати, где лежал отец. Рядом на стул присел Жерар. Эта была картина не из приятных. Опухший, бледный, истекающий потом отец Наполеона лежал на кровати практически без движения.

— Отец? Что ты хотел мне сказать?

— А… Наполеон… Я хотел сказать…

— Что… Что…Отец?

— Обещай мне… Сынок… Что ты вознесешь наш род до небес… Обещай!

— Я…Я обещаю!

— Вот… — он слега приподнялся и достал из-под подушки небольшую шкатулку и протянул ее Наполеону. Наполеон взял ее в руки но, он протянул шкатулку Жерару, — Это яблоко… Яблоко Эдема… Оно поможет тебе…

Жерар не сдержался и открыл ее. Это был золотой шар, с черными глубокими выемками на каждой стороне шара. Между ними словно сетка, проходили выемки, святящиеся светло-желтым светом, золотым.  А по выемкам бегал желтый огонек, напоминающий ток.

— Наполеон смотри, —  Жерар коснулся яблока, и вся комната наполнилось светло-желтым светом. Все вокруг Жерара замерло. А перед ним возникла фигура святящаяся желтым светом.

— Кто ты? – спросил он, еле шевеля губами и языком.

— У меня много имен. Когда я умерла меня звали Минервой…А до того Мервой и Мерой, — сказала она громким и срежетающим голосом.

— Но почему именно я?

— Ты коснулся яблока и перехватил знания Евы. В этом яблоке хранится ее ДНК.

— А Наполеон. Он тоже обладает знаниями? И что еще за Ева?

-Скоро ты все узнаешь!

— Что…? Я не чего не понимаю!

— Вознеси свои дар, — Жерар поднял яблоко перед собой. Минерва поднесла руку над ним. Ее силуэт засиял, и свет от яблока исходил все интенсивнее и напоминал бушующие море. Она коснулась ладонью до веска Жерара. Его глаза засияли, и он увидел странное видение:

«Как страшно было и не выносимо смотреть на то, что для тебя являлось запретным. А то, в свою очередь, притягивало к себе.

Ева не знала, можно ли верить Змею, но попробовать стоило. Те, Первые, запретили людям дотрагиваться до Плода, но искушённость человека сильнее чувства страха. К тому же Первые порабощали людей, скрывали от них истину и правду, Ева всё так просто оставить не могла.

«Ведь оно сильно. С ним мы в безопасности» — подумала Ева, всматриваясь в сияющее нечто. Оно было таким странным. Страннее его был лишь сам мир. Плод притягивал к себе и манил силой. Сила поглотила человека – а есть сила, есть и ненависть, страх, боль, злость. Проживая в этом мире, Ева не знала о таких чувствах, но «Яблоко» поведало ей это всё, и женщина сдалась.

«Если я не возьму его, мы будем дальше жить в этом страхе, в этой обречённости. Мы должны быть свободными»

Едва она лишь коснулась Запретного плода, как оно засеяло в совершенном свете, и золотом озарилась комната. Еве открылся мир, открылась истина, правда. Женщина увидела всё: и прошлое и настоящее. «Яблоко» открыло ей будущее, такое непонятное будущее. Оно дало способность ей широко мыслить, действовать так, как было нужным. И Ева знала, что нужно бежать. Бежать к Адаму. Забрать его и бежать с Плодом от «тех, кто пришёл раньше»

Ева выхватила «Яблоко» с подставки и свет его исчез, вернувшись обратно в Плод. И когда этот свет исчез, Ева побежала.

Выбежав из маленькой и тёмной комнатки она оказалось на крыше с голубоватым, стекловидном полом. В этом месте не было корысти или зла, потому её поступок никак не был сопровождён – ни сиреной, ни воем, ни каким-либо сигналом. Ева ринулась с места, шлёпая босыми ногами по металлической основе. Она то и дело оглядывалась назад, боясь, что её обнаружат и схватят. Сердце бешено колотилось, постоянно казалось, что сзади кто-то гонится, но это зря. Ева забыла, что те, Первые, везде.

Наконец она увидела широкую обнажённую спину Адама и, потянув его за руку, крикнула:

— Бежим!

Адам сорвался с места и побежал за ней, наперёд зная, что у Евы удалось осуществить план. Плод у них.

Перепрыгивая через маленькое расстояние между домами, они добежали до какой-то коричневатой и толстой двери. Выждав секунду, пока та откроется, Адам и Ева забежали внутрь здания и начали забираться вверх по железным балкам. Те, в свою очередь, жалобно издавали скрипящий звук и стук об оголённые ноги. Прыгая по железным уступам используя лишь силу ног, они добрались до какого-то окна и Адам, не задумываясь, выбил его рукой. Осколки стекла распались на миллионы частичек, и пара людей продолжила путь теперь уже снаружи, ловко хватаясь за маленькие изваяния в стекле в видела абстрактных вырезов. Там, за этим стеклом Адам увидел людей, у которых совершенно не было свободы. Людей, которых поработили этим самым яблоком. Они ковали из стали всё то, что им приказывалось, и люди принимали как должное, как единственную положительную альтернативу судьбы. Наверное, поэтому Адам согласился на такой непродуманный шаг Евы. Он думал, что их план сработает.

Забравшись выше, на самое высокое здание им открылась совершенно небывалая красота: голубое небо, без единой тучи, облака и пальмы, а в дали огромные и широкие горы с заснеженными верхушками. А внизу город. Город, который поработили, поработили с самого начала.

Они отошли от края, в центр крыши этого здания и Ева обернулась к Адаму.

— Адам, оно у меня, — показала женщина золотой шар мужчине в своей руке.

— Ева!.. — проговорил обеспокоенно Адам.

Тут же женщина обернулась, словно увидела кого-то.

— Осторожно! – закричала она, и всё их сознание вдруг почернело.»

— Ну… Ты понял? – голос Минервы словно эхо отдавало в голове Жерара.

Вдруг он очутился в комнате, держа в руках шкатулку с яблоком. Он хотел было снова открыть ее, но перед глазами мелькнул силуэт Минервы и бегущей Евы. И он услышал сдавленный крик женщины стоящей на пороге комнаты:

— Карло…! Нееет…! – по щекам её пробежали слезы. И Наполеон взглянув на часы сказал:

— Полночь… Пятнадцатое февраля.

Наполеон взял у Жерара шкатулку и открыл ее. Взяв артефакт, он привел его  действие силой мысли. Но Жерар в ожидании Минервы был очень огорчен, так как она не явилось, а глянув на Наполеона, он увидел его глаза. Они переливались золотистым светом. И сколько Жерар пристальней на него смотрел, с каждой секундой свет становился, тускней, пока и вовсе не исчез.

Перепуганный Наполеон положил яблоко обратно в шкатулку и убрал его во внутренний карман кителя. И колко бросив взгляд на Жерара, громко произнес:

— Идем нам пора!

— Но… Как же твой отец?

— Идем, нет времени!

Жерар подошел к плачущей женщине и дал ей кошель денег:

— Извините… Но нам правда пора.

Женщина испуганно кивнула, и присела, около кровати не зная, что делать. Жерар с Наполеоном прошли по аллеи и пришли пристани. Куда причаливал трехпалубный парусник. Они подошли к нему и увидели капитана важно спускающегося.

— Извините месье… — начал Жерар, — Вы куда направляетесь?

— Во Францию, — ответил  капитан сквозь зубы.

Но Наполеону это врятли понравилось и достав яблоко он воспользовался им.  Желты свет окутал капитана и он в сью же секунду стал ласков и покладист:

— Конечно же… Я с удовольствием приму вас и вашего друга у себя на борту.

Они прошли на борт и в ожидании стали дожидаться прибытия корабля в порт города Марсель.

-4-

 

Люди не меняются, они лишь на время играют нужную роль ради своих интересов.

Зима 1790 год. Зимний Дворец. Екатерина II в палатах со своим любовником Григорием Орловым. Огромная комната. В дальнем углу нее на золотом троне сидит Екатерина II. Над троном возвышается Четыре высоких колонны на верхушках которых красуются ангелы с поднятыми вверх руками в которых они держат короны. А на коронах держится каменный купол, украшенный все возможными фресками. Прямо посередине этой конструкции сидит крупная женщина с аккуратно убранной прической и в голубом платье. Перед ней по комнате мельтешит граф Григорий Орлов.

— Ну-с…? Какие новости…? – спокойно спросила Екатерина.

— Какие новости? Какие новости? Плохие новости!

— Ну что ты мельтешишь? Присядь, — она указала на стул слева у колонны  около входа в палату. Орлов взял стул и перенес его, поставив на красную дорожку прям перед  ней.

— Ну… Рассказывай.

— В общем, во Франции объявилась одна личность.

— И кто же это?

— Как я понял своего брата, это Наполеон Бонапарт…

— И что? Почему ты мне это рассказываешь?

— В общем, у него есть артефакт.

— Артефакт… Ты смеешься?

— Я серьезно… Как изъяснил мне Владимир это частица эдема.

— И… Почему ты мне это рассказываешь?

— Потому что… Ваш сын Павел хочет получить его и свергнут вас!

— Свергнуть меня…?  Что за чушь?

— Именно… Вас…

— Ммм да… И что мне теперь делать. Что если он заполучит его.

— НЕ бойтесь. Я поговорил с братом и он отправил группу из двух своих усадьб. Но как он выразился. Он ручается за успех. Заполучив частицу он вернется и лично передаст ее вам.

— Это хорошо… А что делать с Павлом?

— Давайте не будем делать поспешных выводов. Сначала частица… А потом и все остальное.

— Можешь идти… Как только что-то будет известно, сообщи мне.

— Хорошо мадам… Я постараюсь.

Григорий удалился, а Екатерина осталось сидеть в глубоком одиночестве… Наполняя смыслом слова Орлова. Ведь смысла в них вообще не было. Но куда деваться? Остается набираться терпения и жать. Ждать вестей из Франции.

Прошло несколько месяцев.  Жерар, Наполеон, Альберт и Аллир сидели в небольшой комнатке в борделе, смеясь, выпивая, рассматривая яблоко в ожидании каких-либо известей.

— Скукота, — протянул Жерар, но ровно после его слов в дверь постучали, Альберт открыл ее и получил в руки письмо.

— Спасибо, — с удивлением выразился Альберт и снова сев за стол он распечатал письмо и положил на середину стола.

— Дождались, — протянул Аллир, и встал в середину комнаты, подозвав к себе Жерара, — Думаю пора открыть правду, брат.

— Что я не…

— Постой не так быстро. Клянешься ли ты хранить эту тайну, какие бы обстоятельства не повлияли на это?

—  Клянусь.

— Клянешься ли ты, служить нам даже если это будет стоить тебе жизни?

— Клянусь.

— Поздравляю тебя, — Аллир достал из кармана кольцо с символом в виде креста и одел его на палец Жерару, — Ты тамплиер… — Аллир положил правую руку на сердце, все ,в том числе и Жерар сделали тоже самое, — Да направит тебя отец понимания… — все сказали тоже самое.

Жерар гордо вскинул голову, посмотрев на часы, а потом на листок, лежащий на столе:

— Что это за знак.

— Это сын мой, — начал Аллир, — Ассасины наши злейшие враги, из глубокой древности, это письмо пришло  нам с порта Марселя. И судя по всему сегодня у нас с ними встреча. На площади вечером. Но мы то с яблоком поэтому нам повезет. Отправляйтесь туда… Прямо сейчас и думаю вам повезет… Вечер близится.

Наполеон и Жерар вышли из борделя и направились на площадь посреди города.

— Ну и как твой военный поход? – спросил Жерар

— Аааа… Все закончилось взятием Бастилии, да и без яблока н обошлось. Оно помогло мне с помощью четырех орудий сровнять ее с землей. И я научился нескольким фокусам.

— Это хорошо, а вот и площадь.

Площадь представляла собой небольшой участок, огороженный высоким железным забором. Они вдвоем подошли к воротам, но они были заперты огромным замком. Наполеон снял с пояса небольшой кожаный мешочек и достал от туда яблоко. Взяв его в левую руку он напряг ее и Жерар увидел как из носа Наполеона полилась маленькой струйкой алая кровь, но тем немения замок сломался и они зашли во внутрь. Как только они зашли, дверь снова захлопнулась, и через высокий забор запрыгнули четверо мужчин и одна очень привлекательная и красивая молодая девушка.

— Нам нужно оно и мы заберем! – сказал один из мужчин.

— Вы ассасины? Верно?

— Да… Это так.

Тем временем Наполеон попытался воспользоваться яблоком, но кто-то кинул в него метательный нож. Он воткнулся, прям в кисть Наполеону он взревел от боли. А яблоко, упав на каменную поверхность, отскочил от нее и угодил, прямо в руку Жерару. Стоило ему подумать как ассасинов вывернуло наизнанку и причем в прямом смысле этого слова. Но девушка попыталась сбежать, перелезть через забор. Но Жерар снова воспользовался яблоком, и девушка упала в обморок, сильно ударившись о каменную поверхность. Вдруг перед ним промелькнул силуэт Минервы и встав перед ним она прокричала: «Остерегайся… Ты умрешь от клинка собственного сына… Будь… Осторожней…» Но слова становились все тише и тише и вскоре силуэт как и предупреждения растворились. Обернувшись к Наполеону, он кинул ему яблоко, и стоило Наполеону коснуться него, как рана на его руке поспешно затянулась.

— Иди к Аллиру, — крикнул Жерар Наполеону, — А я постараюсь добиться чего-нибудь от нее.

— Хорошо. Но как?

— Давай разберемся со всеми вопросами позже.

Жерар взял тело девушки и понес ее в свою квартиру, ну конечно же не по главной улице, а обходя их проулками. И вскоре он добрался до своей квартиры. Открыв ее он зашел в спальню и привязал девушку к своей широкой кровати, ремнями со своего костюма. Он приковал девушку по рукам и ногам. Вскоре девушка очнулась и он стал допрашивать её:

— Кто ты? Как тебя зовут?

— А ты решил что я тебе все так и расскажу?

— Ну вообще-то… Да! Но если ты не хочешь все рассказать, то я попытаюсь тебя убедить, — Жерар привел механизм спрятанного клинка в действие и слегка провел его по щеке девушке, — НУ как все еще не надумала?

— Я… Мария Орлова…

— Ну уж это хорошо и…тогда продолжим, — от щеки он провел клинком по шее и груди, — Нет не надумала?

— Иди к черту!

— Оу… Такая девушка… А тебе идет грубость, — он вонзил спрятанный клинок в голень, — Ну а сейчас?

— Аааа… Нет… нет… Я скажу все только… убери… Вынь его.

— Хорошая девочка… Ну… Как пожелаешь! – прежде чем вынуть его он прокрутил его на несколько раз.

— Яблоко… Оно… Для Екатерины… Она боится что ее сын… Павел устроит  против нее заговор с помощью артефакта.

— Ну вот так бы сразу… А теперь займемся кое-чем по интересней… – сказал Жерар снимая с себя доспехи и сложив их на стол, он засунул девушки кляп в рот, не смотря на ее крики. На щеках девушки выступили слезы, она барахталась но, увы,  поделать не чего не могла и вскоре она уснула, позабыв о боли и слезах.

Проснувшись утром она увидела Жерара стоящего над кроватью.

— Вот возьми, — он протянул ей кошелек с франками, — Этого тебе хватит чтобы добраться до Москвы…

— Зря ты так поступил… Я клянусь… Что когда-нибудь я убью тебя… Я сделаю это медленно… Но не беспокойся последнее, что ты уведешь в этой жизни, это будет твое бьющиеся сердце.

— Но когда ты доберешься до меня, тогда и поговорим, а сейчас этого точно не произойдет.

Девушка выбежала из квартиры, спустилась вниз и растворилась в толпе бедных бродяг.

-5-

Рождаемся с нескромными надеждами на будущее, умираем с великой жалостью к прошлому

Sabir

 

Леса. Сибирь. Небольшое поселения, можно сказать в самом центре Сибири. Где живет мало людей, где все люди равны, место где нет голода, место где люди трудятся не покладая рук. Стало центром зарождения  этого культа. Ассасины – тихие,  и что немало важное очень расчетливые убийцы.

Вот как раз такой культ раскинулся в центре непроходимых лесов Сибири. Небольшая закрытая деревня, окруженная частоколом. Там жили и обучались самые коварные  мужчины и женщины. Обучались оружию, акробатике (паркуру), ведения боя, создаванием  бомб, и прочему оружейному мастерству. Как я уже сказал, это была небольшая деревня с маленькими домами вокруг одной большой деревянной церкви.   В которой проходили некоторые тренировки и посвящения.

Как раз в это поселения четыре месяца назад  приехала беременная Мария Орлова. И несколько дне назад она родила мальчика, и назвала его Александр.  Он рос окруженный любовью и материнским теплом. Но как только он достиг шести летнего возраста, Мария отдала его на воспитание  Николаю  Ивановичу Соловьеву, который занимал пост ментора русского братства ассасинов.

Сначала это были лишь физические упражнения. Но, когда мальчик достиг десятилетнего возраста он начал учить его акробатике. Так как больших зданий шибко не было. Николай Иванович учил его лазать по деревьям. С раннего возраста мальчик научился многому. Тяжелые тренировки и воспитание, которое было основано  на жестокости к тамплиерам воспитало из него настоящего убийцу.

Январь 1801 год. Небольшая компания тамплиеров обсуждавшая планы на будущие.

— Ну как там с Наполеоном? – спросил Аллир.

— Все хорошо, — отвечал Жерар, — Он первый консул Франции… Но конечно же и без блока не обошлось.

— Ну это понятно, — согласился Альберт, — Сам бы он не чего не добился. И какие новости от него?

— Он писал, что ему очень сильно противостоит Россия, а в частности Павел. И уже давно, аж с девяносто седьмого года.

Выпив бокал вина, Аллир тяжело вздохнул,  и ударив по столу кулаком, он с выражением прошипел:

— Так в чем проблема? Надо устранить змею, — он схватил за шею Жерара и чуть наклонил к себе и со злостью в глазах  продолжил, — Убей… Павла…Покончи с этой тварью… — он отпустил его, а Жерар с испуганными глазами огляделся и  чуть ли не дрожащим голосом сказал:

— Вы серьезно? Я… Просто не могу понять?

-Ты видишь в этом  что-то не серьезное?

— Нет но… Это же император? А не бродяга какой-то? И я вообще не понимаю что делать?

— Ты едешь в Санкт-Петербург  и оттуда действуешь, как хочешь мне без разницы. Вот возьми! – Аллир достал несколько мешочков  с монетами, — Все… Повозка будет ждать тебя около твоей квартиры.

— Спасибо сэр… Я постараюсь не подвести вас!

— Это хорошо! А пока ступай и во что бы то ни стало, убей его…

Жерар вышел из комнаты и в первый раз почувствовал себя не комфортно. Голова разрывалась от вопросов. Как? Что? Как я покончу с ним?

Но Жерар решил… Что первым делом надо добраться до Санкт-Петербурга, а оттуда уже в зависимости от обстановки решать что и как.

Когда он подошел к своему дому действительно он увидел повозку с извозчиком, который помахал Жерару и тот подошел к нему.

— Мсье я готов отправляться… Все необходимы вещи собранны… Ну что скажите.

— Ну раз готовы так поехали, — Жерар сел в повозку и вскоре его укачало и он уснул.

23 марта 1801 года. Уже смеркалось. Прошло уже несколько месяцев, а Жерар все ехал и ехал.… От  станции к станции.

— Сколько еще ехать? – спросил  Жерар.

— Мсье еще несколько часов мы уже близко…

Вдруг раздался выстрел и испуганный  извозчик крикнул:

— Что это?

Жерар открыл дверцу и взглянул на дорогу. Огромные облака пыли клубились прямо за каретой, а из пыли вылетали пули. Жерар обратился к извозчику:

— Куда в Петербург.

Извозчик сначала не понял, но после ответил:

— По этой дороге, еще совсем чуть-чуть.

— Отцепи лошадь.… А сам убега с повозкой, я их задержу.

Извозчик так и сделал, отцепив лошадь, он продолжил путь, сама лошадь почувствовав что над ней нет управления остановилась.

Пыль рассеялась, и он увидел нескольких солдат на конях. Жерар не стал сражаться. Один из них подъехал к Жерару, но он был не солдатом, скорее всего дворянином  и направил на него заряженный мушкет:

— Кто ты?

— Я  Франсуа де Форж.

— Документы, — Жерар протянул небольшой листок, который он взял у жандарма.  Солдат внимательно прочел документ и после вернул его Жерару, — Приносим свои извинение, Франсуа… Просто у нас сейчас некие проблемы с Французами,  тут такое… Повозка-то французская, а офицер то итальянский.

— По крови я француз, но служу Италии.

—  Это хорошо и позвольте представиться…

— Да конечно!

— Я Николай Зубов…А это мои солдаты. У нас сегодня попойка… В небольшом кабачке не хотели бы вы присоединиться…

«Ах…Так что теряю, заговор можно отложить», — подумал Жерар и согласился.

Через час они уже увидели живописный Петербург. Огромные здания, широкие улицы, огромные красивы каналы, корабли от огромных пятимачтовых до   маленьких лодочек.

Они проехали по улице до  Михайловского замка и остановились около небольшого кабака напротив. Оставив лошадей они вошли во внутрь и уселись за небольшой столик, заказав много вина и водки они начали разговаривать, кидаясь пошлыми анекдотами и эпичными историями.

Жерар многое узнал о Павле и о его сыне Александре. Он узнал, что люди не любили Павла и предпочли бы Александра.  Высшие дворянские круги были не довольны Павлом из-за созданной им обстановке правления. Он запугал людей, и они постоянно жили в страхе. Сам Павел, и его сын Александр оба знали о покушении но не кто не знал что оно случится так быстро.

— Стой так ты заговорщик… Мы можем помочь….

— Забудь!

— Люди, —  крикнул он своим солдатам, — Этот человек хочет убить Павла… — он указал на стул где сидел Жерар, но там его уже не было он, стоя около Марии и разговаривал с ней, — Вон он, — он указал на Жерара.

Не кто не обратил внимания на пьяного офицера. Но этого и не понадобилось, так как сами солдаты были взбудоражены выпивкой и словами офицера. И их  было  уже не остановить.

Тем временем Жерар спросил Марию:

— Ты знаешь о моих планах?

— О цареубийстве… Кто о них не знает, — Мария попыталась убежать, и в прицепи  это у нее получилось.  Жерар попытался поймать ее но не чего не  вышло и он решил последовать за ней.

Он выбежал из кабака. Оглядевшись, он не увидел ее. Но вдруг услышал шорох на крыше, обернувшись, он увидел Марию, летящую  на него  с крыши. С обнаженным спрятанным клинком. Он не теряя не секунды обнажил мушкет и направив его в ее сторону спустил курок. Яркая вспышка от кремня сверкнула перед глазами, и запах жженого пороха ударил в нос Жерару. Пуля попала прям в живот Марии и ока сем телом упала на твердую и сухую землю.

Тут из кабака вышел Николай и  изумленным выражением лица, он сказал:

— Ого… А я дул вы тут чем-то другим занимаетесь.

Жерар оттащил тело за кабак,  и перезарядив мушкет спросил Николая:

— Ну, как солдаты? Готовы? Отрубить голову этой змее?

— ТЫ про Павла?

— Да… Я про него…

— Ты спрашиваешь? – после этих слов, Николай открыл дверь и подозвал солдат. Солдаты вышли из кабака и Жерар крикнул:

— В бой!

Они пошли по улицам Петербурга с обнаженными шпагами, пистолетами или кинжалами, убивая каждого, кто становился  у них на пути, круша все что попадало под руку. Наконец они подошли к  Михайловскому замку. Вторгнусь через главный вход они перебили всю стражу. А войдя в спальню Павла, они увидели беспечно спящего царя. Несколько пьяных гвардейцев стащили его с перин. Он проснулся в недоумении. Но этого не кто не заметил. Побросав оружия они принялись избивать его. Не важно, куда они били его пока Николай не крикнул:

— Довольно, — солдаты расступились, а он вытащив золотую табакерку, хорошенько размахнулся и ударил его в весок со словами, — Нюхни царек табачка, — и жестом указал чтобы солдаты уходили.

Жерар стоял в углу около входа и наблюдал за всем этим зрелищем. Но когда все ушли он заметил что Павел еще дышит. Он подошел к нему и услышал, что царь пытается ему что-то сказать. Но он не стал его слушать и вонзил спрятанный клинок ему в горло.

Обернувшись он увидел что в дверях возник силуэт девушки, Марии.

— Ты серьезно думаешь то в этом состоянии ты сможешь убить меня? – спросил Жерар. И указывая на Павла сказал, — Ой да ты девочка не успела.

Она пошла на Жерара, обнажив кинжал. Но Жерар оказался сильнее и схватил ее понемногу вводя свой спрятанный клинок ей в горло.

— Сейчас ты убьешь меня… Но когда-нибудь мы убьем тебя, — слова показались Жерару знакомыми, но не предав  особого значение он лишил ее жизни, а сам вышел из дворца и растворился  в наступающей тьме Петербурга.

 

-6-

 

Ничто не истинно, все дозволено

 

Солнце озарило верхушки  берез и сосен. Лето. Теплый июль. Высокий, стройный красивый двадцати двух летний юноша готовиться к посвящению, в ряды ассасинов. С трепетанием ожидая церемонии он направился в церковь в середине уже довольно крупного поселения в  Сибири.

Открыв дверь, он прошел вовнутрь и остановился в ожидании того чтобы его позвали. Он увидел зал полный людьми в серых накидках с капюшонами, и до зубов обвешанные оружием.

— Проходи Александр, — раздался громкий и стройный голос.

Парень прошел по залу до Николая Ивановича Соловьева. Остановившись, он принялся слушать речь ментора.

— Laa shay`a waqi`un moutlaq bale koulon moumkine. Эти слова, сказанные нашими предками, лежат в основе нашей веры.

Николай  шагнул вперед и, смерив Александра тяжелым взглядом, произнес:

— Когда другие слепо следуют за истиной, помни…

И Александр осознал, что ему известны нужные слова, как если бы он знал их всю жизнь.

— …Ничто не истинно.

— Когда другие ограничены моралью или законом, — продолжил Николай, — помни…

— …Все дозволено.

— Мы работаем во тьме, — сказал Николай, — но служим свету. Мы — ассасины.

И зал разразился словами: «Ничто не истинно, все дозволено. Ничто не истинно, все дозволено. Ничто не истинно, все дозволено».

— Ты готов присоединиться к нам…

— Да…

Николай обернулся к лампе, в которой лежало раскаленное тавро в виде клещей. Николай взял их и попросил Александра выставить перед собой левую руку. Он повиновался, через несколько секунд его безыменный палец заклеймили знаком ордена. Выражения лица Александра изменилось от боли, но Николая рявкнул на него:

-Терпи… Боль пройдет.…Как и многое другое…

Николай убрал тавро обратно в лампу, он указал Александру на его новые доспехи. Это были добротные металлические латные доспехи. Которые крепились на длинную шубу с капюшоном, белого цвета. И хорошие сапоги с наголенниками в виде металлических  эластичных пластин. Подвязывалась шуба красным поясом, на который одевались сумки, две кобуры с кремневыми пистолетами  и мушкетам на спине, сабля,  кинжал и небольшой французский топорик с длинной дубовой ручкой. И самое главное два спрятанных клинка, один из них был с полостью для отравления врага, а другой был очень интересной формы. Он был в виде крюка и очень длинного  лезвие. Николая объяснил Александру, что клинок помогает карабкаться.  Он закрепил все это на теле и сказал  Николаю:

— Спасибо!

— Пожалуйста… Это мое дело и я обязан…

— Но…

— Хватит… Я жду тебя на крыше церкви.

Александр вышел из зала и посмотрел на стену перед ним.

«Я смогу ухватиться», — подумал он и полез наверх.

Лезть было легко, Александр хватался за выступы на стене и вскоре забрался на деревянную крышу. Там на самом ее краю стоял Николай в ожидании его ученика. Александр подошел к нему.

— Я не когда не забуду красоты сибирских лесов…

— Это точно, — сказал Александр, смотря вдаль на бескрайний лес.

— Я знаю одну новость которая может тебя обрадовать, но может и огорчить.

— И что же эта за новость?

— Я знаю кто убийца твоей матери…

— И кто же? – спросил Александр сглотнув.

— Жерар Кристофер Дюрок…

—  Кто он?

— Один из генералов Наполеона…  Его лучший друг… Я слышал, что Наполеон повернул свое войска на Россию и войны не избежать. Но Александр не чего не предпринимает. Думаю пора нанести ему визит и предупредить, — Николай достал небольшую книжицу и дал ее Александру, — Почитай ее, когда тебе станет совсем плохо, А теперь ступай, — он указал на дерево перед церковью, — Там тебя ждет экипированная лошадь, думаю, ты доберешься до Зимнего дворца за несколько недель.

Александр убрал книгу во внутренний карман шубы и прыгнув на ветку дерева перед ним. Перебравшись через частокол Александр спустился в низ и побежал по лесу быстро ориентируясь меж деревьев. Перед ним показался обрыв. Разогнавшись еще быстрее, Александр зацепился за ветку березы и быстро переместился на другую ветку. Продолжая карабкаться по деревьям Александр увидел в далике лошадь с огромными сумками перекинутыми через седло. Это был очень здоровый и сильный жеребец. Снова спустившись на землю он подошел в коню. Около него стоял парень лет семнадцати, и как только он передал лошадь Александру, он растворился в глубине леса, а Александр запрыгнув на лошадь и поскакал в глубину леса.

Прошел месяц, и Александр только приехал в Петербург. Жутко уставший, грязный и утомившейся  парень подъехал на лошади к Зимнему дворцу в центре живописного города. Спешился. Тяжело осмотрев  здание он запрыгнул на нее тяжело карабкаясь вверх, используя крюк-клинок. Услышав свист пуль он обернулся и увидел в низу несколько стрелков с мушкетами. Делая рывок, он привел крюк-клинок в действие и зацепившись за выступ он услышал свист пули, и  крюк-клинок соскользнул, и Александр падая зацеплялся клинком но зацепиться не смог но смягчил падения и упал на каменный тротуар, чуть ли не потеряв сознание.  Солдаты схватили его и связали руки, распахнув ворота они привели ассасина в палату императора Александра.

— Ооо… Где же ваши манеры… Развяжите его… — солдаты разрезали веревки на руках Александра и отдернувшись он подошел к Александру.

— Присаживайся… — Александр указал на стул перед собой… — Поиграем в шахматы.

Александр сел с царем и погрузился с головой в игру.

— Извините, но мне надо с вами поговорить, — начал Александр Орлов.

— Но для начало представься… — Александр Павлович обратился к Орлову.

— Я Александр Орлов…

— Ну, так о чем ты хотел поговорить?

— Наполеон… Он хочет напасть на Россию.

— Хочет? Он уже завоевал Смоленск и едет на Москву.

— Не может быть?

— Может… Парень опоздал ты немного… Месяца на два.

— Чем я могу помочь?

— Отправляйся в Москву… Там ты принесешь больше пользы.

— Да… Но… Я хотел бы немного отдохнуть.

— Конечно, я предоставлю тебе комнату, и питания завтра ты можешь отправляться на поиски русской армии.

20 августа Александр отправился в Подмосковье на поиски русского ополчение. Долго ехал он. По лесам, степям в полном одиночестве, изредка останавливаясь на обед, или ночлег, чтобы конь слегка отдохнул. И немного поспав, поутру, он снова отправлялся в путь.

Спустя пять дней, приближаясь к окрестностям Подмосковья, он  услышал топот копыт и гул голосов. Обернувшись, он увидел сквозь стволы деревьев, солдат с мушкетами и шпагами. В впереди ополчения шли Барклай де Толи, Багратион и генерал-фельдмаршал Михаил Кутузов. Кинув взгляд на верхушки деревьев, он увидел мужчину в черном одеянии и сером плаще. Мужчина держал в руках мушкет и целился в кого-то из генералов.

Вскарабкавшись на дерево, он заметил что выбрал не самое подходящие дерево. Так как до мужчины, ему было трудно добраться. Осмотревшись он выбрал самую подходящую ветку, пробежав по ней он оттолкнулся. В прыжке выпустив свой крюк-клинок он зацепил снайпера за одежду, и рухнул с ним на землю.

— Кто ты… – стрелок смотрел на него испуганными глазами…

— Я Альберт… Альберт де Валуа… Но что я тут делаю? – его глаза переливались желтым светом, Александр был в полном недоумении. Но внезапно они сделались обыкновенными.

Тем временем, Кутузов остановил людей и посмотрел в сторону драки. Александр вонзил спрятанный клинок в горло стрелка. И вышел к армии.

— Кто ты, Сынок?

— Я Орлов… Александр.

— Но… Что ты тут делаешь?

— Я тут по велению царя… Он сказал, что я могу помочь!

— Думаю…? Что ты сможешь помочь… Присоединяйся к нам!

Александр встал среди генералов, и они продолжи путь. Шли они не долго. Пока не вышли из леса и пред ними раскинулось огромное зеленое поле.

— Ну, все, — сказал Кутузов, — Я не намерен больше отступать, тут я дам французам чего они хотят.

Войско расположилось на другом конце поля, в ожидании врага. Солдаты принялись небольшими группами готовить еду. После того как солдаты подкрепились, они стали готовиться к бою. Нарубив кольев, они выкопали ров и укрепили его частоколом.  Солдаты готовились ко сну.

В этот момент с другой стороны поля подошли враги, и две стороны принялись ждать рассвета. Но только не Александр, от без исходности он, сидя у костра  открыл книгу которую ему дал его наставник. На первой же страницы он увидел портрет мужчины. Очень похожего на него. ниже картинки было написано:

«Он… Твоя… Цель…»

Подскочив он побежал по направлению к лесу. Вскарабкавшись на дерево, он направился в сторону французской армии. Обойдя их с тыла и аккуратно пробравшись в их лагерь он увидел спящих солдат, изредка похрапывая и бубня что-то себе под нос. Караула не было, видимо не кто не думал, что кто-то может пробраться в их лагерь. В самом центре он заметил  палатку в которой горел свет. Заглянув в нее он увидел маленького ростом генерала французов – Наполеона, держащего в руках что-то напоминающие пылающий желтый шар, освещающий комнату и мужчину из его книги – Жерара Кристофера Дюрока. Он небольшими отрывками слышал их разговор:

— Так… Ты говоришь… Что видел бога? – спросил Наполеон.

— Да…Тогда в вашем поместье… Она сказала какую-то чепуху… ДНК, и показала мне видение рая. Я его ни когда не забуду.

— Нет… Но этого я не видел.

— Я это понял…

— Хорошо…  Теперь отдыхай… Завтра нам предстоит тяжелая битва, — Наполеон вышел из палатки Жерара и мужчина остался наедине.

Александр вошел в палатку и обнажил спрятанный клинок.

— Нет этого не может быть?

-Может? Еще как может, — Александр ударил Жерара по ногам и тот упал на колени, — Это за мою мать? Чертов ублюдок…

— Постой… Так получается ты… Мой сын…

— Я твоя смерть, — он вонзил клинок в сердце Жерару, — Покойся с миром… Ублюдок.

Он  выбежал из палатки и направился снова к лесу и вернувшись в лагерь Русских он прилег в ожидании рассвета.

Утром он проснулся от выстрелов и грохота ядер. Встав на редут перед ним раскинулось жестокая битва. Русские солдаты заряжали пушки, расколов огромным камнем ядро они стреляли в самую гущу солдат. Ядра летали, убивая русских . Битва была не на жизнь, а насмерть. Русские солдаты бросались на французов в рукопашную, насаживая их на штыки. Крики, гулы, раздавались со всех сторон. Взбудораженный этой картиной, Александр взяв в руки топор и кинжал и ринулся в самую гущу битвы. Убивая французов на лево и направо.

Неожиданно он услышал свист снаряда и ядро ударилось об землю рядом с ним. Его откинуло на несколько метров и слегка присыпало землей.  От удара он потерял сознание и последние что он почувствовал – это было несколько тел упавшие на него.

Очнувшись утром следующего дня, он выбрался из под тел и собрав свое оружие, он увидел нескольких  солдат, которые искали живых, среди этой галиматьи коней и людей.

— Эй, — крикнул Александр махнув ругой, — Где все?

— Они в деревне Фили к западу отсюда! Собирают совет… Думаю, вы сможете на него попасть.

Александр словно с цепи сорвался, побежал по направлению к западу. Он забежал в лес. Где было трудно передвигаться, и поэтому он вскарабкался на березу и продолжил путь. Бежал он долго и прежде чем явиться к месту его назначения, он порядком запыхался и не рассчитав прыжок сорвался с дерева и упал в низ с пятиметровой высоты. Такие падения были для него не столь значительным повреждением, так как в малом возрасте, он достаточно нападался чтобы сильно реагировать на ушибы. Присев, он увидел сквозь деревья дым и направился туда.

Выйдя из леса, он увидел армию, ждущею своих офицеров. Солдаты охраняли избу. Изба была старая и ветхая, гнилые бревна чуть ли не разваливались. Их дымохода струилась небольшая ниточка, прозрачно-серого дыма. Он подошел ко входу и постучавшись услышал чей-то хриплый голос:

— Войдите!

Александр отварил дверь и зашел в избу. В центре стоял большой стол и лавочки с двух сторон. Слева от входа стояла каменная, побеленная печь, на которой висели полотенца. Окна были завешаны тряпками, а в правом углу висело пару икон.

-Ну-с! – крикнул Кутузов, ударив кулаком по столу,  —  Что делать-то будем? Что делать со столицей?

Офицеры кричали, ругались.  Не давая не кому высказаться, но Александр подошел к столу и спокойным тихим голосом произнес:

— Знаете, что я скажу…?

— И что же…?  – спросил Кутузов.

— А я скажу так… Сдастся ль русский человек… Во время завоевании столицы.

Среди генералов были слышны одобрительные возгласы.

— Пусть Наполеон думает, что он выиграл… Пусть… Но когда его солдаты выйдут из под контроля… Тогда я и нанесу удар по его самолюбию и отберу у него артефакт…

— Что, —  начал Кутузов… Что еще за артефакт…

— Давайте я объясню позже, а сейчас оставим Москву…

На следующий день. Кутузов и Александр Орлов, прошли по Москве оповещая жителей о том, что им надо покинуть столицу. Целые обозы пшеницы и хлеба были в тот день подожжены.  И в один день, город опустел.

Наполеонские войска заняли Москву. А сам Наполеон, стоя на Поклонной горе, ожидая ключей от Кремля.

Тем временем бушующие французские солдаты разоряли дома, пили, праздновали. А сам Наполеон остался на ночь в Дорогомиловской слободе. Небольшой особняк в центре Москвы.

Александр ворвался в город на вороном коне. Ночь скрывала его, и он с легкостью пробрался до цента города. Французы не замечали его. Но добравшись до особняка Наполеона Александр, ворвался в дом и направился прямиком в спальню полководца. Стражи не было, но даже если они были, то не в том состоянии чтобы защищать Наполеона. Но вместо спящего командира, Александр увидел лишь его сидящего на кровати, уставившись на яблоко.

— Что… – начал Наполеон, — Пришел убить меня… Получай… – Наполеон принялся было приводить яблоко в действие, но Александр выбил его из рук Наполеона и сказал:

— Оно не предназначено для столь слабых людей, как ты, — Александр со всей силы ударил Наполеона по лицу, и тот упал в обморок. Александр хотел было убить его но в комнату ворвались трое человек с мушкетами и начали стрелять в Александра. Но он разбежался и выпрыгнул в широкое окно с четвертого этажа. Приземлившись, он увидел, что яблоко засияло, и вокруг него образовалась светло-желтое поле.

На другом конце улице он увидел бочки с порохом, и сняв со спины мушкет он выстрелил в бочки, они взорвались и здание рядом вспыхнуло.

Оглядевшись, он увидел, что на него  бегут  человек двадцать солдат, и он попытался воспользоваться яблоком. От него исходили желтые пульсации, и каждый, кто попадал под нее погибал. Вдруг перед ним возникла фигура Минервы и сказала:

— Ты истинный хранитель… – Александр провел рукой по силуэту, но рука всего лишь проходила сквозь нее, — Ты убьешь Наполеона, но позже… Он лишился яблока, и теперь он проиграет эту битву… А пока простись со своим учителем, — она коснулась виска Александра и он оказался в усадьбе ассасинов.

— Он в  церкви… Простись с ним, — прокричала исчезающая богиня.

Александр быстро спрыгнул с крыши церкви и вошел в нее. Он увидел истекающие потом, опухшее лицо, еще недавно, казалось молодого и бодрого ментора.

— Ах… Саша, — прохрипел он, — Я оставляю тебе главой… Главой процветающего братства и держись…

Александр достал сияющий шар и положил в руку Николаю…

— Ха… Ха… Вижу ты многому научился сын мой. Живи и радуйся… – свет померк в глазах Николая и Александр вышел из зала еле сдерживая слезы.

 

-7-

 

Все всегда заканчивается хорошо. Если все закончилось плохо, значит это еще не конец.

 

Прошло несколько лет. А Александр не как не смог смириться со смертью Николая. Он хотел исполнить последнюю его волю, убить Наполеона. Но все попытки его покинуть лагерь, оборачивались неудачей. На пути Александра появлялась Минерва и говорила что-то вроде «Время еще не пришло», и возвращала Александра назад в поместье.

Но одним летним днем, Александр сидел в Саду и рассматривая яблоко перед ним возникла Минерва и скрежетающим голосом проговорила:

— Пора… – дотронувшись до виска Александра, она перенесла его на Остров Святой Елены в Атлантическом океане. Прямо у дома где жил Наполеон, находящийся в ссылке. Это был большой каменный особняк, окруженный толстыми каменными стенами,  на которых ходили стражники-стрелки, а в низу стояли стражники, на расстоянии около трех метров, так чтобы они могли видеть друг друга. Так что шансов у Александра не было.

— Убей хранителя и ты сможешь найти ключ! – прошипела Минерва и растворилась в воздухе.

— Постой… Но я не понимаю, — но было уже поздно.

Александр привел в действие яблоко и оно поведало ему как убить Наполеона.  Он пошел на солдат с яблоком и приведя его в действие, все солдаты упали замертво, на влажную траву. Сжав яблоко обеими руками, обхватив его желтыми лучами, оно закинуло его на каменное ограждение.

— Сейчас он выйдет, — прошипело яблоко.

И действительно из дома вышел Наполеон, в черном кителе и черных брюках, треуголки на его голове уже не было.

— Действуй, —  яблоко ярко запылало. Наполеона озарило желтым светом, и мало по малу его поднимало ввысь до ограждения.

Вдруг показалась Минерва и тяжело передвигаясь, она подошла к Александру:

— Ну… Что ж ты медлишь… Действуй…

Александр привел в действие механизм спрятанного клинка и тяжело ранил Наполеона. Действие яблоко прекратилась и Наполеон рухнул с шести этажный высоты на каменный глыбы во дворе.

— Ха… Ха… Ха… Ты сделал свое дело…

Александр кинул взгляд на яблоко. Желтые огни почти не мерцали, но вот что нельзя было сказать о Минерве, от нее исходили золотые огни, она взяла яблоко в руки и оно вовсе потухло, разделившись на две части.

— Вот он… ! – крикнула она, — Я нашла его… – она достала из яблока небольшой, ярко святящийся светло-голубым светом прямоугольник, — Теперь я смогу освободить его…

— Кого? – с недоумением спросил Александр, — Освободить кого?

— Это не важно ты сделал свое дело… Возвращайся домой и поживи для себя… – Она коснулась лица Александра обоими руками и он очутился в церкви.

На улице была жуткая погода, сильный ветер и гроза. Молнии сверкали тут и там. Нечего подобного он в жизни не видел.

Открыв ту книгу, которую дал ему Николай, несколько лет назад,  он полистал ее, и его внимание  привлекла одна очень старинная рукопись:

«В руки ко мне попало… Это злополучное яблоко и она вместе с ним…   Я пожалел, что мог ей. Эта была моей глубочайшей ошибкой. Она пытается вызволить что-то ужасное. Я видел эту клетку, и мой ключ был первым от нее, из восьми имеющихся… За этой дверью скрывается что-то ужасное. Когда она заставила меня вставить первый ключ… Я услышал самый страшный звук в этом мире… Я не…(Слова после этих строк обрываются)»

Вдруг Александр обернулся и увидел Минерву…

— Я же сказала… Поживи для себя… Ну а сейчас  я вынуждена отказаться от своих слов.

Александр выбежал на улицу,  но перед ним  явилась Минерва и, дотронувшись до его висков прокричала:

— Теперь ты знаешь слишком много!

Александр упал на влажную траву и последние что он увидел. Светло-желтая дымка  исчезающая при свете полной луны. Перевернувшись на спину, он посмотрел на звездное небо. Совершенно не чего не понимая, он встал, огляделся по сторонам и зашел обратно в церковь. «Кто Я?», — подумал он, и сев в кресло он  открыл книгу   и принялся читать древнюю рукопись Альтаира:

«Я провёл с артефактом уже много дней. Или это были недели? Месяцы? Я уже не знаю…

Время от времени ко мне приходят люди — они предлагают еду или развлекают меня. Они говорят, что мне нужно на время прекратить мои занятия… А Малик считает, что я должен навсегда отказаться от них. Но я ещё не готов. Я должен понять это Яблоко Эдема…

Может это оружие? Хранилище сведений? И то, и другое? «И кто умножает познания, умножает скорбь…» Я могу понять это высказывание в переносном смысле — но в прямом? Возможно ли это? Неужели существует мир, в котором для войны нужны не мечи и доспехи, а идеи и сведения?

Назначение Яблока очень простое, даже слишком. Подчинение. Контроль. Но процесс, методы и способы, которые оно использует… Это нечто поразительное. Всем, кто попадает в его сияние, оно обещает то, о чём они мечтают. А взамен Яблоко просит только об одном: о полном и безоговорочном повиновении. И кто мог бы отказаться от такого предложения?

Я помню свой момент слабости, когда слова Аль-Муалима потрясли меня. Он, мой второй отец оказался моим злейшим врагом. И одной лишь тени сомнения было достаточно для него, чтобы управлять моим сознанием. Но я победил его фантомов, обрёл уверенность в себе и отправил Аль-Муалима в мир иной. Я освободился. Но теперь я думаю… Освободился ли я? Ведь я снова отчаянно пытаюсь понять то, что я поклялся уничтожить.

Всё потому, что у Яблока есть своя история, и мы должны узнать её. Я чувствую проблески какой-то великой силы. Нам всем угрожает опасность, и мой долг — защитить нас от неё. Я не должен, не могу, повернуть назад, не узнав истину»

Вдруг память вернулась, и он вспомнил все… Он вспомнил о яблоке и о таинственном ключе. Начиная перебирать в голове все, что он натворил.

Яблоко поработило меня. Оно овладело мной… Овладела моим умом, разумом. Зная все что я хотел оно предоставляло мне это. Зная о противостоянии ассасинов и тамплиеров,  я так и не смог выиграть свою войну. Я был одержим идеями Минервы и так и не смог… Не смог  победить врагов, но тем немения показав, что я достойный воин и достоин носить звания ассасина …

Он привел механизм отравлено клинка в действие и вогнал себе в кровь лошадиную долю яда.

Я понимаю, что кончать жизнь самоубийством это поступок труса. Но я не знаю, что мне делать… И я далеко не трус… Сердцебиение участилось, он истек потом, стало немного страшно… Но потом все это прекратилось и видны были последние проблески его короткой жизни…

Я Александр Орлов… И это моя история…


Вы можете оценить работу участника в соответствующей теме голосования в конкурсе “Ассассин в России”, а свое мнение о рассказе оставить ниже в комментариях.

6 комментариев к записи “Конкурс «Ассассин в России» работа VaulovKos

Добавить комментарий