Конкурс «Начало истории» Работа Freeman

Рады предоставить вашему внимаю работу для конкурса “Начало истории” от участника Freeman. Данная работа была предоставлена специально для конкурса и сайта Assassins-Creed-3.Ru, ваша оценка за работу участника должна быть добровольной.

clip_image002

clip_image004

Черная тень стремительно перечеркнула угрюмое облачное небо. Величаво рассекая воздух полутораметровыми крыльями. Гордая морда орла суетливо вертелась из стороны в сторону то и дело раскидывая свой взор по просторам пустоши, искав хоть какой-то признак жизни. Поймав поток теплого летнего ветра, птица спикировала вдоль пустыря и тут же вознеслась ввысь. Усевшись крепкими лапами за ветвь отсохшей сосны, хищник стал осматривать местность. Почуяв движение, орел резко развернул голову в сторону уже предвкушая скорый обед. Издали виднелось четыре силуэта упитанных мужчин. Немного приблизившись, можно было разглядеть элементы их экипировки. Ивовый лук, метательное копье и томагавк, который почему-то находился только у одного члена группы. Томагавк был изрядно потрепан, видимо его владелец не раз участвовал в схватке с недоброжелателем. А на лице обросшей бородой, виднелся рваный шрам.

Внезапно группа охотников остановилась, а спустя секунду, начала тихонько красться. Буквально в ста метрах от них находилась внушающих размеров вапити. Медленно доставая из своих колчанов стрелы, охотники понемногу продвигались в сторону животного. Остановившись и окончательно подготовив свои орудия, люди переглянулись. Один из них осторожно начал натягивать стрелу на скрипучею тетиву. Простояв минуту в ожидании, тот, что носил с собой томагавк, взмахнул рукой. Не успев опустить до конца конечность, как уже издался пронзающий звук пролетающей рядом стрелы. Тут же, двое других кинулись на жертву с копьями. Не долго думая, олень бросился в бегство не успев осознать откуда шла угроза, однако, стрела уже находилась в его теле по самый наконечник. Буквально над головой пронеслось копье, а вслед за ним приземлилось и другое, так и не достигнув своей цели.

Олень все продолжал нестись со стрелой в бедре, вскоре совсем скрывшись из виду. Стоящие на месте охотники, лишь молча проводили его взглядом.

— Кто вас стрелять учил? Только материал впустую переводите. Ну ведь опять же Абек будет ругаться. Ох, ладно, пойдемте, уже темнеет. — с тоской проголосил бородач.

Охотники собрали с земли остатки снаряжения и неторопливо побрели прочь с пустыря. Группа шла в полном молчании, каждый думал о чем-то своем. И только самый молодой из троих решил нарушить тишину.

— Помнишь пап, ту девчонку о которой я рассказывал? Так вот мы с ней вчера у озера гуляли. Хорошо погуляли. Через неделю пойдем знакомится семьями. Неплохая девчонка, а ведь таких у нас в Могавке днем с огнем не сыщешь!

— Хвалю сын, хвалю. Как жениться соберешься, зови к нам. У нас вигвам большой, места всем хватит. — Ухмыльнулся старик.

— Ну ты чего, пап, мы же с ней просто так. Дружим.

Старик все не успокаивался:

— Это мы еще посмотрим, потом вспомнишь свои слова на свадьбе, так все и хохотать будем.

— Да ну тебя!

— Эх вы, молодые. Гуляйте пока еще время есть, потом ведь станешь как я, так покою не будет. Мы уже кстати, пришли почти. Смотри-ка, наши все спать не собираются. Ох, чую, попадет нам от Абек. — прищурившись вдаль говорил охотник.

Буквально у порога с щенячьим восторгом и радостными криками, начали встречать путников бегающие рядом дети.

— Вихо! Это Вихо! Вихо пришел!

Самый активный среди ребят, быстрее остальных подбежал к старику, прыгнул на руки и начал расспрашивать:

— Наконец-то ты пришел! Что ты принес? Кого убил? Что-то я не вижу шкуры. Может ты птицу какую словил? Ну покажи!

— Потерпи, малец. Пусти хоть старого. Устал я. — пробормотал старик. Неспешным шагом он подошел к костру и уселся на бревно. Ребенок не упуская момента, сразу же вскочил ему на колени. Другие же были чуть скромнее, поэтому они просто уселись на колени.

— А где этот проказник Коннор? — поинтересовался Вихо.

— Да он с отцом в лес куда-то ушел. Ну не томи, Вихо, рассказывай давай! — сгорал от нетерпения детеныш.

Тем временем, трое остальных спутников уже куда-то разошлись. И поэтому Вихо остался наедине с детьми.

— Ну значит, шли мы через рощу на пустырь. Тот, что на западе отсюда. Выходим мы значит из-за кустов, а там, вот такенный вапити стоит! — Старик широко размахнул руками.

— Вот это да! И что потом?

— А потом мы стали доставать свое снаряжение. Крались как волки по траве.

— Прямо как волки? — глаза ребенка просто загорались от интереса.

— Да, прямо как волки. Кел достал свой бравый лук, а Отэктей и Точо пошли на обход с копьями. И вот я дал команду. Не прошло и мгновения как стрела уже оказалась на бедре оленя, а копья вонзились ему прямо в спину. Но как я уже говорил, вапити был просто здоровый, и все ему эти копья были нипочем. Пока мы доставали новые, он уже исчез. Скажу, бежал он словно ветер. Поэтому догнать бы его никто не смог.

— Опять ты свои байки рассказываешь. Сказал бы сразу что убежал, зачем детям головы морочишь? — ворвалась в диалог женщина.

— Ну что ты все за свое, Абек? Это чистейшая правда!

Да ладно тебе, чистейшая правда. Иди домой давай, похлебка стынет. Сыновья уже давно едят.

Вихо нехотя привстал, вытянулся и бросил свой взгляд в сторону леса. Его бородатое лицо покрылось легкой улыбкой.

— Коннор, брат ты мой! Ты пропустил все самое интересное! Ну рассказывай, куда ходил-то?

— Да мы с отцом всего лишь до озера прогулялись.

— А почему ты не с ним?

— Он сказал что ему нужно по делам сходить в какое-то место, название забыл.

— Ну тогда все ясно, иди давай спать, а то еще мать искать будет. Спокойной ночи!

— И тебе того же, Вихо! — с зевотой ответил уставший от похода Коннор.

clip_image006

Коннор уже лежал в вигваме, тепло укутавшись в шкуру бизона. Он все думал о завтрашнем дне. Когда они с отцом ушли недалеко в лес, он показал ему примерное место завтрашней охоты. Но куда он ушел потом, и почему не вернулся до сих пор, Коннор так и не понимал. Он частенько вспоминал как они с отцом ходили на охоту. Он его многому учил, а тот изо всех сил старался полученные навыки не терять, а наоборот, оттачивать как только можно. Ни одна охота с отцом не была однообразной или скучной. Пускай не каждая была удачной, но отец всегда пытался чему-нибудь обучить сына. Он был человеком слова. Если и обещал что-то, то обязательно это выполнял. Но то, что с ним стало происходить в последнее время, интересовало как и Коннора, так и его мать. Он стал изредка уходить куда-то, говоря что идет с друзьями обсудить план действий на будущей охоте, или просто прогуляться. Тем временем, веки Коннора стали закрываться, вскоре он и вовсе заснул. В вигваме началось какое-то шевеление, но его это уже ничуть не волновало. Рука тихонько погладила его по голове, а потом подложила под голову кусок мягкой шкуры.

Яркие и ясные лучи света проникали сквозь небольшие дыры в вигваме, а снаружи уже зашагали ноги и слышались голоса. Стук топора о дерево, эхом разносился по округе, от чего и проснулся Коннор. Внезапно он вскочил и чуть не споткнувшись о деревянную удочку, выбежал из вигвама. Он понял что рассвет прошел уже давно, но его больше интересовало где его отец и почему он его не разбудил на охоту. Суетливо обежав вигвам, Коннор кинулся к костру, в надежде отыскать там хотя бы мать. Не застав её там, он смекнул, что она либо сидит у озера и стирает вещи, либо она сидит у своей сестры, а именно, тети Коннора — Кэи. Первым делом, он побежал к полуразваленному вигваму сестры его матери. Он достался ей еще от деда, который уже давно умер от никому неизвестной болезни. В Могавке, да и у индейцев в общем, была плохо развита медицина, и когда кто-то был при смерти от какой-нибудь болезни, то его родственникам приходилось лишь молится, чтобы его дух попал к Небесному Отцу. Мама когда-то рассказывала про него, но это было уже настолько давно что Коннор толком и не помнил что она про него говорила. Зато он отчетливо помнил как ему родители прожужжали все уши о духе леса. Если разрубить дерево или даже сломать ветвь не для благих целей, то гнев его разнесется ветром по лесу, вызвав грозу, молния которой мигом испепелит обидчика. Поэтому Коннор старался как можно осторожней относится к таким вещам и быть бережнее с лесом.

Как оказалось, он не прогадал. Мать сидела рядом с тетей Кэи и болтала о чем-то, попивая из миски какой-то настой из трав. Не успев даже раскрыть рот, чтобы спросить куда же подевался его отец, как его тетя с объятиями понеслась к нему.

— Кто это у нас проснулся? Это же малыш Коннор, доброе утро! А ну дай тебя потискаю, утю-тю-тю-тю!

Поняв, что сопротивление бесполезно, Коннор терпел эти неприятные ему тисканья. Когда сестра уже закончила свое дело, она спросила:

— Будешь настойку? Мы с твоей мамой сегодня утром нарвали трав и ягод. Очень даже полезно и вкусно. Давай присаживайся, я тебе налью.

Проигнорировав её предложение, Коннор спросил у матери:

— Мам, куда ушел папа? Почему он меня не разбудил?

— Да не кричи ты так. Он ушел —

— Куда?

— Дай мне договорить. Он сказал что ему нужно снова куда-то уходить.

— Ну почему он меня тогда не предупредил?

— Послушай Коннор, мне самой не легче от того что он уходит и не говорит куда. Ты же сам его знаешь, простыми расспросами от него ничего не добьешься.

Коннор опустил голову и вышел из вигвама. У него в голове не укладывалось, как это родной отец забыл про охоту вместе со своим сыном? Может у него были дела важнее? Тогда почему он не сказал об этом ему? Утонув в своих мыслях Коннор шел по деревне. Но его что-то отвлекло, может это кто-то звал его сзади? Да, это была тетя Кэи. Наполовину высунувшись из вигвама она махала рукой и звала его.

— Коннор! А как же настойка?

— Спасибо, Кэи. Но я не хочу — прикрикнул Коннор.

Тетя Кэи относилась к вещам с особой важностью, даже если это были самые незначительные вещи. Если кто-то не доел её похлебку, она обязательно попросит что бы тот доел. Но несмотря на это, она была очень добрая и отзывчивая. Никогда не игнорирует просьбы о помощи и всегда пытается помочь всем сама, даже если тот не просит об этом. Может своей заботой она была слегка назойлива, но она была доброй души человек.

Теперь Коннор понятия не имел чем ему заняться. Он пошел к костру в надежде что там будет происходить какое-нибудь зрелище. Но видимо его ожиданиям не суждено было сбыться. У костра было все как обычно. Неподалеку бегали и игрались дети. А торговец оружием Херитт все также своей старой заточкой стругал новые копья. Отец редко покупал у него что-то. Обычно он сам делал оружие для охоты. Но они были с ним в хороших отношениях. Отец даже не раз приглашал к себе в гости на обед, а тот взаимно приглашал его к себе.

Думав чем же себя занять, Коннор подобрал с земли палку с чуть острым концом. Она немного напоминала копье. Вспомнив что тут совсем неподалеку есть небольшой стог сена, мальчик подумал что раз уж сегодняшней охотой ничего не вышло, то зачем терять день зря если можно попрактиковаться. Обычно он тренировался на настоящем копье, но родители ему не разрешали брать его самому. И имев только полукопье в руках и никому не нужный стог сена, он стал от скуки кидаться в него этой палкой. Сено было мягкое, и поэтому палка втыкалась в него без проблем. Честно говоря, орудовать копьем у него получалось даже чуть лучше чем луком. Да и из лука стрелять он научился относительно недавно. Коннору было тогда всего 7 лет когда он впервые получил в руки лук. Это был отцовский лук для охоты. Тогда он казался ему огромным и неподъемным. Но со временем он свыкся, и практически не замечал неудобств. Он даже получил свой собственный на день рождения. Отец специально сделал его из ивы, чтобы из него было не так тяжело стрелять. Для Коннора этот лук означал гораздо больше чем просто подарок. Поэтому он относился к нему с особой бережностью.

Зарывшись в своих воспоминаниях, Коннор даже перестал замечать что он делает. Вывести из этого забвения смогла лишь одна вещь.

— О чем грустишь, Коннор?

Внезапно у Коннора быстро забилось сердце. А от этого голоса его кидало в дрожь. Но он изо всех сил старался не подавать виду.

Это была Кими. Рыжеволосая девочка с милыми зелеными глазами, которой Коннор давно симпатизирует. Вообще, Кими была не только объектом его внимания. Другие мальчишки тоже пытались зацепить её внимание. И делали они это, как подобает всем мальчикам в этом возрасте. То за волосы подергают, то еще как-нибудь над ней поиздеваются. Однако Коннор проявлял свою к ней симпатию совсем не так как другие. Он старался делать все анонимно и скрытно. Хотя иногда случалось, что Кими это замечала. Однажды, когда она с матерью собиралась идти в лес за ягодами, Коннор подложил ей в корзину цветов. И услышав, что кто-то роется в её корзине, она подумала что это вор и резко высунулась из вигвама надеясь застать вора с поличным. Однако она застала лишь силуэт убегающего Коннора.

Пытаясь выдумать что-то, что могло бы заглушить это неловкое молчание, Коннор лишь ответил:

— Да ничего со мной не случилось. Почему ты так подумала?

— Ну я же вижу что ты о чем-то задумался. Ну говори, я никому не расскажу.

Что бы выглядеть мужественнее и скрыть свою настоящую проблему, Коннору пришлось соврать:

— Все со мной хорошо, Кими. Просто мы сейчас с отцом собираемся на охоту, а пока он занимается своими делами, я вот, как видишь, тренируюсь.

— По-моему, ты и так отлично кидаешь копья. Зачем тебе еще тренироваться? Пойдем лучше с нами играть. Потом и уйдешь на охоту. Чего один-то тут скучаешь?

От таких слов Коннор даже немного покраснел и засуетился. И чтобы избежать дальнейшего разговора, он решил уйти от него напрямую.

— Знаешь, мне кажется, мне уже пора. Может папа меня уже заждался.

— Ну ладно. Как вернешься, расскажешь как все было?

Он даже не знал что на это ответить, ведь он никогда не доходил с ней до прямого разговора. Бывало, он с ней поздоровается, но вот что бы разговаривать, этого он даже не ожидал.

Коннор резво бежал в сторону своего дома пока не споткнулся о камень. Пока он вставал и растирал свое ушибленное колено, из чьего-то вигвама раздался громкий кашель. Не придав этому особого значения, тот стал подниматься дальше. Однако кашель все усиливался. Решив незаметно поинтересоваться кто это же так кашляет, он стал тихонько подбираться к тому самому вигваму. Он уже мог расслышать два мужских голоса и даже выделить что-то из того что они говорят.

— Когда мы с Джозефом проходили по тому пути через озеро, мы увидели висящую на ветке разукрашенную синюю накидку. Кажется, они называют это мундиром. — хриплым, прокуренным голосом говорил неизвестный.

— То есть, ты думаешь, у них где-то тут может быть лагерь? Один бы он тут ходить явно не стал, эти американцы — стадные животные. Тогда нужно быть начеку, возможно они еще не знают что мы здесь. Расставь дозорных у окраин деревни, а я пока подумаю что можно сделать.

Джозеф. Именно так звали отца Коннора. Но причем тут его отец и американцы, ему было не понятно. Он слышал про американцев от своего друга Кичи, который рассказывал что у дальнего знакомого его отца из другого племени, жизнь накрылась черной чертой. Ночью, их деревня разгорелась бурным пламенем, а вскоре вышли и сами синие всадники. Они с особой жестокостью вырубали его соплеменников. Тот пытался сбежать, но его поймали и взяли в плен, а его семью попросту порубили. А где он, и жив ли он до сих пор, было не ясно.

Хотев услышать еще часть диалога, Коннор лишь услышал шевеление внутри вигвама. Кажется, это поднимался тот хриплый мужчина собираясь идти выполнять приказ. Родители говорили Коннору, что подслушивать нехорошо. И поняв, что за это сейчас хорошенько можно получить, он бросился прочь.

Хрипой говорил что они с отцом проходили через какой-то путь возле озера. Возможно это было то самое озеро к которому водил тогда его отец? Может, там сейчас его отец? Коннор бежал что есть силы к озеру. Достигнув места назначения, он начал искать тропу или что-нибудь, что могло привести его к отцу. Тропы тут никакой не оказалось, поэтому он решил идти напрямик через кусты. Поняв что он забрел уже довольно далеко, Коннору становилось страшно. Отец рассказывал ему что в глуби леса, обитают самые опасные животные, такие как медведь Гризли или волки. И от этого, ему становилось все страшнее и страшнее. Вскоре, от страха Коннор кинулся бежать обратно. Но тут его план побега внезапно провалился. Прямо перед ним выбежал из кустов волк с озлобленным оскалом. От такой внезапности, Коннора откинуло назад. Спустя секунду, сзади зарычал и второй волк. От шока, он не мог даже встать. И поняв, что близится его кончина, у него из глаз покатились слезы. Внезапно, что-то схватило его за шкварник и с огромной силой откинуло его назад. На момент Коннор подумал что это волк схватил его зубами, но к счастью, это был Вихо. Он громко кричал и топал ногами:

— Вон отсюда! Уходите! Это не ваша территория!

Волки все громче рычали, но они стали потихоньку отходить назад. Воспользовавшись моментом, Вихо быстро подобрал камень и кинул в одного из них. Коннор подумал, что сейчас Вихо поплатится за содеянное, но вопреки его ожиданию, волки разбежались в разные стороны и скрылись среди деревьев. Вихо протянул Коннору руку, он поднял его и отряхнул от хвойных иголок.

— Ну вот почему нельзя сходить за водой без приключений? — ворчливо кричал Вихо. — Ты хоть в порядке? — стал успокаиваться старик.

Коннор был в шоковом состоянии. Он не мог ничего сказать. Он даже не знал что чувствовать.

— Молчишь значит, ну проговоришься тогда перед родителями. Они вышли из леса, и старик повел его за руку к своему дому.

Теперь Коннор думал что же страшнее: то, что его чуть не загрызли волки, или предстоящий разговор с родителями?

Наконец они пришли. старик завел Коннора в вигвам и прикрикнул:

— Абек! Налей пока мальчишке похлебки, я пока кое-куда схожу.

К его удивлению, женщина не стала спрашивать почему он тут и куда ушел её муж. Она молча доставала из корзины травы и давила их в небольшой миске. Вскоре Абек подложила миску к Коннору и уселась подальше смотря на выходную сторону. Мальчик неторопливо хлебал из под миски, думая что же с ним сейчас будет.

Сперва зашел Вихо, а затем и отец с матерью.

— Вот, встречайте героя! Видимо, один шел на волков охотится. Только вот если бы не я, волки бы сейчас на него поохотились.

Он никогда не видел Вихо таким. Обычно он был всегда добр и шутлив. И этой добротой он пользовался особой популярностью среди детей.

Морально подготовившись к громкому скандалу, Коннор ожидал приговор. Однако, он увидел совсем не такую картину, какую ожидал увидеть. Мать с распростертыми объятьями подошла к сыну и крепко обняла. Коннор слышал как она всхлипывала. Простояв так какое-то время, отец молча положил руку на плечо маме. Та встала, вытертая свои слезы. Не сказав ни слова, он взял сына за руку и они все вместе пошли обратно домой.

Войдя в вигвам отец лишь сказал: “Иди спать”. И вышел.

Коннор не понимал, почему же родители на него даже не накричали. Возможно, все будет завтра?

Его голову все не покидали слова “Эти американцы — стадные животные”. Почему они стадные? Может, это потому, что они одной стаей напали на ту деревню о которой рассказывал его друг? А что если они и сюда придут? Легкий холод пробежался по телу мальчика. Тот сжался в куличик и незаметно для себя, стал понемногу засыпать, но голос матери снаружи заставил его пока приостановить этот процесс.

— Ты же сам знаешь что с ним могло случится! Ты ведь сам туда ходил! А что если.. а что если бы они.. Мать заревела и судя по звукам, прижалась к папиному плечу. — Мне надоело лгать ему в лицо! Сколько мне это еще терпеть?!

— Не шуми, дорогая. С ним будет все хорошо. Наступит время, и он сам все поймет.

clip_image008

Свинцовые тучи сплошь заволакивали небо. Сквозь них чуть проходили прозрачные лучи света, тускло освещавшие местность. Огонь заволакивал все большую территорию. Люди бежали, кричали, бились в отчаянии. Наездники в синих накидках держали странной формы палки, которые выплевывали короткую вспышку огня с оглушительным шумом. Вскоре огонь перекрыл поле зрения. Стало слишком горячо. Пот бил струей из под покрытого копотью лба Коннора. Дым сгущался и выжигал глаза. Становилось трудно дышать. Крики людей разносились ветром по деревне. Лязги железных саблей и выстрелы мушкетов лишь чуть приглушали вопли. Вдруг из-за черного дыма, показалась не менее черная тень. Мгновение, и можно было разглядеть контуры силуэта. Синий наездник шел напротив, доставая из-за спины увесистый мушкет. Летели горящие щепки деревьев, земля поднималась столбом. И ничто происходящее даже не шолохнуло наездника. Люди с животным ужасом в глазах не глядя бежали в разные стороны. Внезапно, все действие замедлилось. Языки пламени медленно тянулись вверх, клубы дыма покрывали небо, не давая даже мельком взглянуть на него. Пораженные выстрелом люди, медленно и бездыханно падали наземь. Таинственный наездник уже стоял напротив Коннора, размахнувшись своим орудием убийств в пол-оборота. Внезапно все вновь приобрело прежний темп происходящего. Вспышка. Грохот. Темнота.

Глаза Коннора резко разомкнулись, тот даже не ожидая от себя, с испуганной гримасой моментально поднялся резко вздохнув носом. Вскоре его лицо обрело облегченный вид. Всего лишь кошмар. Как же просто их принять за реальность.

День? Ночь? — судорожно рассуждал Коннор. Для дня снаружи было как-то очень тихо. Оглядевшись по сторонам он увидел спящих родителей. Встав наконец в полный рост, Коннор отчаянно пытался вспомнить что же ему только что приснилось. Словно песчинки сквозь пальцы, неясные образы произошедшего утекали из памяти мальчика. Почесав затылок, он неторопливо побрел к выходу. Тусклый свет окидывал просторы Могавка. Осознав, что в это время сейчас все равно нечего ловить, он лег обратно уже смирившись с тем, что он никогда не вспомнит этот сон.

Снова этот зловонный звук топора нарушил покой Коннора. Будто специально он стучал, пытаясь выманить его на свет, к общей, полной обыденности жизни. После короткой серии ударов, послышался грохот от падения дерева. Коннор невольно вспомнил о лесном духе. Скорее это дерево пойдет на дом для кого-нибудь или на оружие для охоты, чтобы его владелец смог добыть еду для своей семьи. Все во благо.

Потянувшись, мальчик наконец высунулся из вигвама. Солнце больно слепило глаз, заставляя жмуриться с непривычки. Поборов боль, он разомкнул глаза. Перед ним на земле сидела мама и что главное, отец. Коннор уже и не надеялся увидеть его, думая что он снова куда-нибудь уйдет. Течение его мыслей вдруг перекрыла речь отца:

— Доброе утро, сын! Садись с нами пить чай. Я вчера как раз ходил собирать листья, сегодня вот с утра высушил, это еще хорошо что солнце было, так бы сейчас опять пили эти мамины травы.

Та скривив лицо покосилась на отца. Чай был дорогим удовольствием среди индейцев. Изготовить его в таких условиях было крайне проблематично, да и в этих местах раньше никогда не росли чайные кусты, поэтому семена для них отец привез из Британии. Он даже сам говорил что чай тут совсем не такой что он пил у себя на родине. Коннор много слушал рассказов о его детстве там и до чего это красивая страна. Правда что такое “страна”, Коннор понимал не полностью. Скорее всего, это какая-то огромная деревня, где люди живут также как они, но только в странной одежде и пьют много чая.

Отец приглашающим жестом показал на сосуд с чаем. Коннор неторопливо зашагал к родителям и неуклюже плюхнулся задом наземь. Он не очень-то любил чай, этот странный вкус, словно песок оставлял непонятное ощущение на языке. Но понимав, с каким трудом отцу приходилось его добывать, он потянул руки к миске и хлебал, пялясь вдаль. Трое сидели в молчании, однако, это не могло продолжаться вечно. Из-за вигвама вышла фигура. Не проронив ни слова, тот лишь встал у отца и одиночно промолвил:

— Джозеф.

Тот кивнул, поставил миску наземь и посмотрел на мать с Коннором объясняющим взглядом который будто говорил: “дела, ну что поделаешь”. Они вместе ушли о чем-то шептавшись. Коннор узнал в голосе того самого человека, когда подслушивал у вигвама. Тот тогда говорил про стадных животных и про то, что нужно расставить дозорных.

— Кто это? — Поинтересовался Коннор.

— Наверно опять какие-то напарники с охоты.

— А почему он тогда меня не берет?

— Они выходят группой в опасные места. Тебе туда еще нельзя.

— И что же там опасного?

— Тебе разве отец не говорил что там? Я ведь точно не знаю, я же там не была. Гризли какие-нибудь водятся, а они детей ой как не любят. Ты лучше чай допивай, и гулять иди. Тебя кстати с утра какая-то Кими спрашивала.

— Кими?! — чуть не поперхнулся чаем Коннор.

— Да, а что? Подружка твоя что ли? — рассмеялась мать.

Коннор решил промолчать. Так и не допив свой напиток, он встал и пошел, сам не зная куда. Мысли словно штормовые волны кидали его в разные стороны, не давая выбрать правильный выбор. Он шел, изо всех сил стараясь не встретиться с Кими. Но раз она его спрашивала, значит, он ей был зачем-то нужен? Но тогда в любом случае ему нужно будет разговаривать с ней. Опять эти неловкие молчания, опять он выставит себя идиотом. А что если она спросит про охоту? Что ей сказать? Солгать? Может для этого она его искала? Но тут тот самый голос окрикнул его имя, и легкий холод прошелся по его телу. Колени задрожали и хотелось просто провалиться сквозь землю от всех этих проблем и просто побыть в одиночестве. Наедине с собой и своими мыслями.

— Ты чего не отзываешься? Я тебе кричу, кричу, а ты молчишь.

— Да я с утра сегодня сам не свой. — с некой нерешительностью тихо пробормотал Коннор.

— Ну, а как охота? Поймали кого-нибудь?

Вот и произошло то, чего он меньше всего хотел услышать. Снова тот мерзкий холод прошелся по телу. Дав команду «стоп» своим мыслям, дабы не произошло опять того молчания, рот сам сказал первое что пришло на ум:

— Да у меня что-то голова приболела, поэтому мы не пошли никуда.

— Ты не приболел случаем? У моей мамы есть настой от всех болезней, мы сами ходили собирать! Давай я сбегаю принесу.

— Нет спасибо, мне уже лучше. Само как-нибудь пройдет.

— Как знаешь. Мне мама сказала перетаскать вот эти корзины, а они тяжелые. Вдвоем-то мы быстрее сделаем дело, поможешь мне их перенести?

— Конечно! — само вырвалось изо рта Коннора. Да и было бы немного неприлично, отказаться от помощи, оставив её одну таскать эти корзины.

На подъем эти корзины оказались совсем не тяжелыми. Но сейчас это совсем его не интересовало.

Они быстро справились с корзинами. Теперь Коннор не знал что говорить и что дальше делать. Словно чувствуя что он думает, Кими сама начала разговор.

— Спасибо, Коннор. Пойдешь к костру? Там Вихо опять что-то рассказывает.

— С удовольствием! — бодро ответил Коннор.

Кими взяла его за руку. Этот холод все не оставлял в его в покое, словно не давал стоять на месте и побуждал начать уже что-нибудь делать. Но теперь Коннор не думал ни о чем. Он просто шел, и наслаждался теплом её руки. Ему хотелось идти так вечно, не важно куда, лишь бы она была рядом.

Дети наконец пришли. Увидев их, Вихо встал с бревна и встречающим тоном заговорил:

— О! Еще одни! А я тут только начинать хотел. Присаживайтесь, расскажу сейчас как мы с отцом в гору ходили. Те сели и уставились на оратора.

— Ну так вот. Был я раньше молодой, а отец мой сейчас как я был. Он мне рассказывал, что на горе, та что южного леса, растут чудные травы. Настой из них получается отменный! А если их хорошенько высушить, а потом растереть, то получается такой порошок, который можно сыпать в еду. Получается очень вкусно! Ну так вот, собрались мы значит на рассвете, набрали воды и взяли с собой только корзины. Больше ничего мы не брали, потому что в гору лезть с кучей всякого хлама это не дело. Да и что там, с травами воевать что ли? Только отец взял томагавк, он всегда его с собой таскал. Вышли мы через лес, вокруг было на удивление все спокойно. Наконец мы стали подниматься, шли долго, может пол дня, а может больше, кто теперь помнит. Остановились лишь один раз отдохнуть, воды глотнули и в путь. Ноги уже устали, но мой отец шел так, словно мы только начали идти. Мы уже почти подобрались к тому месту, оставалось лишь пара шагов и все, вот она, зеленая, шершавая трава. Мы достали корзины и стали рвать её, тут откуда не возьмись, кусты затряслись. И оттуда вышел огромный и зубастый волк!

По всему кругу раздался ряд детских вздохов.

— Нет, ну вы подумайте, откуда в горах взяться волку? Чего он там забыл, никто не знал. Так вот, отец мой не растерялся, достал свой томагавк и встал в устрашающую позу. Но волчина был не менее страшный. Оба стояли глядя друг другу в глаза, пока волк не гавкнул и не подошел ближе к нему. Я стоял в оцепенении. У меня ведь даже никакой палки под рукой не было. Волк напрыгнул на отца и вцепился ему в ногу, тот как размахнулся и как и треснул ему топором по животу. Тот-то сразу заскулил, а чего он хотел отведать от отца? Мяса? Ага, конечно, люлей от отведал а не мяса!

“Костер” сразу заполнился смехом.

— Погодите еще, это не конец пока. Значит, волчара-то запугался поначалу, но потом разозлился и еще раз побежал на него. Но отец просто пнул его по наглой харе и тот сразу успокоился, еле доковылял чтобы спрятаться. Мы поняли что оставаться тут уже опасно. Волк хоть и ранен был, но мог созвать своих братцев, а с целой стаей отец бы уже вряд ли справился. Несмотря на то, что у него была прокушена нога, отец шел вполне нормально. Мы спускались, и я даже не заметил как мы уже пришли домой. Мамка конечно волновалась за отца поначалу, но ничего, перевязали рану. Да и не с пустыми руками ведь пришли. Время уже шло ко сну, и тут отец подошел ко мне, протянул свой томагавк и сказал «Возьми его Вихо, он тебя еще не раз выручит…». Старик прервал свою речь и какое-то время молча глядел в землю. — Да, не раз…

Вскоре он вынырнул из океана воспоминаний и спохватился:

— Уже темнеет. Чего сидите, детвора? Дуйте к родителям, а то ругаться будут!

Коннор и Кими встретились взглядами, и он наконец набрался решительности и сам сказал:

— Ну что, до завтра?

— Несомненно. — улыбнулась Кими.

Дети разошлись по разным сторонам. Тут Вихо окрикнул его:

— Коннор! Поди сюда.

Тот подошел, и не успев даже спросить зачем, старик сразу начал.

— Пойдем со мной, дело у меня к тебе одно есть.

Двое шли к дому Вихо. Когда они пришли, Вихо сказал ему постоять у входа. Пока тот чем-то шуршал в вигваме, мальчик думал он сегодняшнем дне и о Кими. Но так и не успев погрузиться с головой в бездну мыслей, Вихо стоял уже возле него держа в руках свой потертый томагавк.

— Возьми его, Коннор. Хоть ты мне и не сын, но ты очень похож на меня в молодости. Он меня действительно, не раз выручал, а значит, будет помогать и тебе. Мне это уже ни к чему, тебе он нужней будет. Если папка спросит, скажи это я тебе подарил. Вихо положил мальчику в руки топор и молча зашел в вигвам. Коннор задумавшись стоял какое-то время с топором в руках. Он не спешил идти домой, он направился к костру.

Огонь искривлял потоки воздуха, смотря в которые все расплывалось, теряя свои привычные очертания. Вокруг было уже пусто, и только он стоял один во мраке думая о произошедшем. Секунду спустя, издали к костру неровно бежал человек и кричал:

— Американцы!

Все работы для конкурса сохраняют оригинальность авторов.

3 комментариев к записи “Конкурс «Начало истории» Работа Freeman

  1. StalkerLegend

    Очень интересный рассказ достойный похвалы, в частности за большое внимание к деталям бытия племени Мохоков и отношения к природе. Но рассказ читать скучно, неинтересно, всё монотонно, и хочется спать. Но за такое обилие деталей, это хорошая работа.

    Оценка рассказа 5/5

     
  2. Pingback: Итоги конкурса «Начало истории» + Морской трейлер « Assassin's Creed 2, 3

Добавить комментарий